18:28 

ведерко розовых соплей

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
пейринг м!тревельян/дориан, нимношка дориан/бык
рейтинг R
неловкий двусторонний UST
Вестнику Андрасте восемнадцать, у него мужественный профиль, он блестящий лучник и отлично справляется с тем, чтобы делать строгое выражение лица. Он вообще очень серьезный и немногословный молодой человек.
Дориан приходит к этим выводам, пока они пробираются через темные залы и коридоры редклиффского замка. В алом сиянии лириума Тревельян выглядит старше, кажется похожим на мертвеца. Дориан тоже, наверное.
Впрочем, вскоре они встречают настоящих мертвецов – Дориан не может вспомнить их имен, но помнит, что они сопровождали Инквизитора, когда он пришел к Алексиусу. Даже в полутьме видно, как Тревельян бледнеет, сжимает зубы.
Преданный, думает Дориан.
Когда они возвращаются в настоящее, и Дориан изъявляет желание вступить в Инквизицию, он готов к отказу, каверзным вопросам, готов, он думает, ко всему – но Тревельян скупо улыбается и вкратце описывает своим подозрительным советникам их маленькое приключение в альтернативном будущем. В его рассказе Дориан – сугубо положительный персонаж.
- Я полностью доверяю ему, - подводит итог Вестник, и Дориан чувствует тепло в груди. Доверие – подарок, которым его баловали нечасто.
Надежный, отмечает он про себя.

…но слишком юный, торопливо напоминает себе Дориан.
Он знает свою склонность неудачно влюбляться, он борется с ней всю жизнь и почти научился вовремя останавливаться.
Инквизитор засыпает его подарками.
Это могли бы быть самые красивые ухаживания в жизни Дориана – но он уверен, что это не они. Его покои обставляют с удобством и шиком – особенно Дориана восхищают пушистые ковры, единственная защита от холодных каменных полов – слуги приносят дорогую гербовую бумагу и золотую чернильницу (для магических изысканий, говорят они, явно передавая чужие слова), а последним штрихом становится появляющийся в его покоях виноград, сладкий, как грех.
Будь это ухаживаниями, Дориан бы растаял от столь неприкрытой заботы о его комфорте и такого чуткого внимания к его желаниям – но это не они.
Тревельян редко разговаривает с ним – вежливо, сухо, иногда делая дежурные комплименты, но никогда не переходя на личные темы. Он выглядит не просто не заинтересованным в близости – но совершенно равнодушным.
С Соласом, к слову, Вестник куда более разговорчив, а эльф кажется польщенным его вниманием – Дориан со второго этажа библиотеки пару раз наблюдал за их беседами в атриуме. Может быть, чуть больше, чем пару раз.
Он не ревнует, конечно. Он, может, самую малость расстроен тем, что разговоры с ним Тревельян не находит столь занимательными.
Бескорыстный? думает Дориан.
Почему-то эта мысль оставляет привкус горечи.

Дориан никогда не умел хорошо справляться с одиночеством, а дорогое вино, которое тоже регулярно появляется в его покоях, и редкие книги скрашивают вечера, но вскоре их становится недостаточно.
Так что Дориан оказывается завсегдатаем местного трактира. Многие, конечно, относятся к нему насторожено – он успел привыкнуть к этому на юге – но находятся и любопытствующие. Как-то вечером к Дориану подсаживается Железный Бык – с ним легко говорить, ему легко немного пожаловаться, а еще кунари очевидно не скрывает своих намерений. Дориан смотрит на его пальцы - это должно быть интересно, как минимум…
Venhedis, думает Дориан и заказывает еще выпить.

Изумрудные могилы, с их нежной, иначе не назовешь – изумрудной листвой и деревьями-надгробиями – это, пожалуй, одно из самых восхитительных мест на юге. Их отряд, разумеется, занят делом, разбирается с этим сбродом, именующим себя Вольными Гражданами Долов, но Дориан не может не отдать должного пейзажам.
- Итак, Дориан, по поводу прошлой ночи…
Он, конечно, ничего не забыл – тело напоминает о произошедшем особенно ярко: ноющими засосами и укусами, тянущим ощущением внутри, когда он делает неловкий шаг. Опыт вышел воистину интересным; одни только пальцы кунари заставили его кричать, что уж говорить о члене. Не то чтобы Дориан жаловался, конечно - но и не то чтобы он испытывал потребность оповестить о своих экспериментах всех окружающих.
- Конфиденциальность – не для тебя, да? – спрашивает он раздраженно.
Ему кажется, спина Инквизитора напрягается, ему не хочется обсуждать это, он ожидает вороха неудобных вопросов от Коула.
- Три раза! – восхищается Бык, будто не замечая напряжения, повисшего в воздухе. – К слову – ты хочешь ту шелковую штучку обратно, или это подарок? Или… погоди, ты «забыл» ее, чтобы иметь повод вернуться? Ну ты проныра!
- Если ты предпочитаешь не запирать свою дверь, как какой-то дикарь, я могу прийти – или нет, - отзывается Дориан; раздражение и неловкость заставляют его голос звучать недовольно.
- Этого стоило ожидать, - говорит вдруг Коул, и не успевает Дориан удивиться, как он скороговоркой продолжает: - Вел себя как дурак, слова липли к языку, боялся сказать что-то лишнее, глупое, неуместное – что он подумает обо мне? Так сложно говорить, лучше выбрать что-то более безопасное, заботиться, смотреть на него, никогда раньше не влюблялся, никто не говорил, что будет так…
- Коул!
У Тревельяна на скулах красные пятна, глаза темно-синие, испуганные, строгий рот приоткрыт.
- Тебе больно, - голос Коула полон сочувствия. - Больнее, чем когда сфера выжгла на руке метку - и некого винить, кроме...
- Не надо, - выдавливает Тревельян, сглатывает - дергается кадык на бледной шее - и снова поворачивается к спутникам спиной.
Коул послушно замолкает, глаза у него грустные – просто хотел помочь, да?
Бык тоже молчит; Дориану нечем дышать.

upd: Когда Тревельян появляется в библиотеке и находит его взглядом, Дориан не уверен, что ему не чудится. Они не разговаривают уже неделю, что, впрочем, никого не удивляет – Инквизитора и тевинтерского мага и прежде нечасто можно было застать за беседой.
Тревельян решительно подходит, он напряжен и собран, как будто готовится к бою. Дориану невольно хочется принять защитную стойку.
- Дориан, у меня письмо, которое ты должен прочесть, - говорит Инквизитор.
Смотрит он так, что совсем не хочется шутить. и Дориан молча протягивает руку.
- Оно от твоего отца, - добавляет Тревельян, и пальцы Дориана вздрагивают.
- От моего отца, - повторяет он. – Ясно. И чего магистр Халвард желает, позволь узнать?
- Встречи, - отвечает Инквизитор – не притворяется, что не читал.
- Покажи мне это письмо, - требует Дориан.
То, что уже неделю тянет из него душу, затихает на время.

В Редклиффе идет противный мелкий дождь, когда они выходят из «Чайки и маяка» - что за нелепое название, скажите на милость.
Дориана трясет, но не от холода – а может, и от него тоже.
Отец попросил его прощения; будь Дориан один, он послал бы магистра Халварда в Черный город – и жалел бы об упущенном шансе на примирение всю оставшуюся жизнь – но присутствие Тревельяна и его осторожные вопросы заставили его говорить – и Дориан выплеснул свою обиду, как прокисшее пойло.
После этого сил на обвинения уже не осталось. Впервые за много лет, они с отцом поговорили – и услышали друг друга.
Это хорошо, думает Дориан, но он так долго злился, ненавидел, переживал, что сейчас чувствует только опустошенность.
Тревельян смотрит на него, а потом делает шаг навстречу и обнимает – на глазах у всех, кого дождь и промозглый ветер не заставили попрятаться.
Объятья теплые, крепкие, нетребовательные – как раз то, что сейчас нужно Дориану. Он не способен беспокоиться даже о репутации Инквизитора, которая, несомненно, пострадает от вопиющего факта публичного проявления чувств к злобному тевинтерскому магистру.
От Тревельяна пахнет выделанной кожей, у скулы белеет тонкий шрамик – стоит немного повернуть голову и можно будет коснуться его губами.
Дориан утыкается Инквизитору носом в плечо и не думает ни о чем.
Тем же вечером Дориан, разумеется, напивается вдрызг в полном одиночестве, и наутро ему очень плохо; Западный предел немилосерден к мучимым похмельем.

Пустоши Андерфелса – лучший памятник тому, насколько страшен Мор. В Западном пределе повсюду статуи грифонов, на каждом шагу полустертые таблички с именами забытых героев.
Мальчишкой Дориан больше всего любил историю второго Мора; как раз тогда и была возведена крепость Адамант, и простояла столетия, чтобы стать причиной разгрома инквизиторской библиотеки.
Тревельян молча смотрит, как Дориан выбрасывает книги с полок, сопровождая свои действия гневными замечаниями – он едва понимает, что говорит, слова льются потоком с языка, и он думает вдруг – на первом этаже атриум, где так любит проводить время Солас, будет неловко, если Дориан ненароком попадет в эльфа тяжелым талмудом.
- Ты злишься, - замечает Тревельян, когда Дориан замолкает, захваченный этой мыслью.
По правде говоря, Дориан, скорее, запоздало переживает испуг – но и злится тоже, и почти ненавидит Тревельяна за несколько секунд панического ужаса, которые ему пришлось пережить.
Я так сильно хочу поцеловать тебя, непоследовательно думает он.
Тревельян смотрит ему в глаза, не на губы, но, возможно, он бы не стал возражать.
У Дориана не хватает смелости узнать наверняка.

Интересно, каков он был бы в постели? думает Дориан.
Пепел висит в воздухе, оседает серой пылью на коже – кажется, горит вся Священная равнина. Запах гари и разлагающихся тел у заброшенных фортов настолько силен, что тошнота поднимается из желудка. Дориан старается дышать через раз.
Странно видеть, как в эти форты-могильники возвращается жизнь, как тишину, нарушаемую только хрипом не упокоенных мертвецов, заполняет лязг оружия, разговоры, беспокойное ржание коней.
Восемнадцать – не так уж мало, думает Дориан. От озера веет прохладой и свежестью, ниже по течению солдаты Инквизиции сооружают мост.
Может ли так случиться, что Дориан будет у Тревельяна первым? Может ли так случиться, что у них что-то будет?
Вестник слизывает с губ капли воды и улыбается Дориану. Тот отвечает полуулыбкой.
Ему никогда так сильно не хотелось и не кололось одновременно.

В конечном итоге неудобные слухи все же расползаются по Скайхолду – хотя, видит Создатель, для них нет ровно никакой причины – и это выливается в драму в библиотеке.
В качестве защитника инквизиторской чести выступает Мать Жизель, в качестве демона-искусителя – Дориан. Они неплохо справляются и без невинной жертвы, которая предполагается в этой пьесе, но Тревельян, конечно, незамедлительно появляется на сцене – и, судя по тому, как потемнели его глаза, он зол.
Дориан втайне обожает этот оттенок синего.
Вероятно, в глазах Тревельяна невинная жертва – именно Дориан, оболганный и гонимый, жертва предвзятого отношения к Тевинтеру и – не слушай ее, она не знает, о чем говорит.
Дориану неловко перед самим собой за то, как ему приятно.
Тревельян что-то говорит – у него бледная кожа, совсем не скрывающая румянец, вот и сейчас скулы едва заметно розовеют, а Дориан думает – venhedis!
Волнение, неуверенность и миллион что если, скручивающие его по рукам и ногам, на миг становятся неосязаемыми и невесомыми.
алсо, Dr Mur прислал мне арт на мой фичок Vir :wow: и я бессловесно таю прост :heart:

upd2: пишет сопливую фигню @ вполне собой довольна
Инквизитор Тревельян не любит политику, как не любят ее все честные люди, чуждые коварству и лжи, но титул обязывает его быть и политиком тоже.
По пути в Халамширал он весело рассказывает Дориану, как умудрился устроить переполох на светском приеме в нежном возрасте семи лет (в качестве действующих лиц участвовали куры, подумать только), но пальцы его то и дело нервно теребят застежки мундира, и Дориан понимает – Тревельян боится напортачить, сказать или сделать что-то не то.
Если бы требовалось устроить скандал – Дориан мог бы стать отличным подельником, но он не большой специалист в том, чтобы делать все правильно.
- Цветик мой, - говорит леди Вивьен. – Вы сейчас оторвете пуговицу, и нам придется придумывать нелепую историю про разбойников, ставших причиной того, что ваш костюм пострадал.
Кассандра угрюмо бормочет себе под нос о том, что разбойники были бы предпочтительней аристократов; Тревельян послушно оставляет блестящую пуговицу в покое.
- Не улыбайтесь никому, кроме Императрицы, - велит железная стерва. – Не пейте больше одного бокала. Не отвечайте на вопросы прямо – или вообще не отвечайте. И помните, они нам нужны не больше, чем мы им.
Тревельян кивает, как учителю по фехтованию, объясняющему новый удар – и снова тянется к пуговице.

В Скайхолд они возвращаются спустя тяжелые и бессонные сутки, в целом удовлетворенные – и порядком измотанные.
Кроме того, Дориан обзаводится чудесным воспоминанием о танцах на балконе, окончившихся головокружительными поцелуями.
Да и ветчина со вкусом отчаянья – это нечто.

Вопрос с невинностью Тревельяна, изрядно волновавший Дориана, выясняется однажды вечером, за бутылкой вина. Тревельян очевидно не любит пить и цедит каждый бокал по часу, но алкоголь и ему помогает расслабиться.
В его словах нет той стыдливости, что обычно присуща не познавшим радостей плоти.
- Правда, ни с кем? – переспрашивает Дориан, просто чтобы услышать еще раз.
Тревельян зарывается пальцами себе в волосы, наконец, чуть краснеет, качает головой.
Дориан не горит желанием в ответ делиться историями о своих похождениях, но Тревельян смотрит мягко, с легким намеком на ожидание во взгляде, и он начинает говорить – и неожиданно рассказывает обо всем, от первого поцелуя тайком, после которого он ненавидел себя, до суматошного секса с незнакомцем незадолго до отъезда – бегства – из Тевинтера.
Он останавливает себя, когда понимает – такого не рассказывают тем, кого хотели бы видеть в своей постели, кого хотели бы…
Тревельян мягко сжимает его дрожащие пальцы – ладони у Инквизитора узкие, пальцы сильные, на среднем ощупью чувствуется мозоль от тетивы. Дориан хотел бы сказать, что ему нечего стыдиться, но ложь никогда не давалась ему легко.
- Я не мастер по части успокаивающих слов, - говорит Тревельян, краснея скулами. – Просто… в тебе нет ничего, что бы мне не нравилось.
Создатель, панически думает Дориан, помоги мне не влюбиться без памяти в этого мужчину.

Хуже похмелья, вероятно, может быть только холод – по крайней мере, Дориан приходит к этому убеждению в Эмприз дю Лион.
Впрочем, он перестает думать о холоде, когда они узнают о том, что делают красные храмовники с жителями местной деревушки.
Ради этого я присоединился к Инквизиции, думает Дориан, когда они углубляются в эту ледяную пустыню, теперь прошитую красным (и лучше не думать о том, что это красное было когда-то людьми), чтобы – если подобная дрянь случится – быть в состоянии это прекратить.
Когда Варрик открывает последнюю клетку, и испуганные люди, суматошно благодаря, торопятся скрыться в редком леске, Дориан готов поверить, что мир стал лучше, справедливей, чище.
- Инквизитор, - мрачно зовет Кассандра.
Человек деликатный сказал бы: тут есть бумаги, на которые вам следует взглянуть.
Кассандра говорит: тут переписка красных храмовников с госпожой Пулен. Она сама продала им своих людей.

Солдаты Инквизиции забирают землевладелицу в Скайхолд, но их отряд задерживается в Сарнии – светловолосый орлесианец продолжает твердить о демоне в крепости Суледин, а демоны в крепостях – всегда не к добру.
Дориан с Тревельяном делят двухместную палатку, и Инквизитор занимается крайне недостойным делом – растирает злобному тевинтерскому магистру подмерзшие пальцы. Дориан блаженно прикрывает глаза, слушая, как в соседней палатке воодушевленно переругиваются Кассандра и Варрик. Что бы гном ни говорил, от взаимодействия этих двоих просто искры летят.
Дориан уверен - все считают, что Инквизитор со своим тевинтерским любовником занимаются в темноте платки самым разнузданным сексом, что способно представить воображение, но в действительности они просто спят в обнимку.
- У меня большая семья, - вдруг говорит Тревельян – Дориан уже заметил за ним нелюбовь к предисловиям. – Мой дядя, четверо двоюродных братьев и троюродная сестра служили в Ордене храмовников.
Дориан облизывает губы.
- Каллен и его люди тоже служили в Ордене. Это, знаешь ли, еще не приговор. Уверен, что сегодня мы не столкнулись ни с кем из твоих родных...
Тревельян нежно поглаживает пальцем изгиб его стопы.
- Давно не приходило писем из дома… - говорит он, и Дориан сглатывает, торопливо пытается придумать, как убедить аматуса, что все в порядке, но Тревельян продолжает: - Лучше смерть, чем то, что происходило с ними. Они ее заслужили. Во всех смыслах.
Когда они возвращаются в Скайхолд, Тревельяна ждет письмо – в нем ни слова о родственниках-храмовниках, но леди Тревельян настойчиво расспрашивает сына о Дориане, которого тот так часто упоминает в своих письмах.
Дориан посмеивается, читая послание через плечо Тревельяна, и внутренне замирает от ужаса и надежды: похоже, у них все действительно серьезно.

Родовой амулет на потускневшей цепочке слабо поблескивает в свете камина.
Дориан долго разглядывает его – пока раздражение не сменяется пониманием, что он может рассчитывать на помощь со стороны Тревельяна – и не чувствовать себя обязанным.
Он некоторое время упивается этой мыслью, а потом – не особенно витиевато – предлагает Тревельяну уединиться в инквизиторских покоях.
В конце концов, они уже достаточно серьезно влипли в это; если кто-нибудь из них не переживет эту войну, страдания можно будет хоть ложкой черпать - но, по крайней мере, сейчас они живы.
Инквизитор еще на пороге ловит его в объятья и целует – очень нежно и очень долго, и это совершенно великолепно, но потом Дориан скользит ладонями вниз по его бедрам, прижимает одну из них к паху – и Тревельян слегка отстраняется.
Судя по его лицу, он собирается произнести речь, начинающуюся мягким «Дориан».
- Ты считаешь, что мои проблемы – твои проблемы, - быстро говорит Дориан, не давая Тревельяну и рта раскрыть. – Хорошо, я могу к этому привыкнуть. В таком случае, мы уже можем перейти к «долго и счастливо». И да, я говорю о сексе. Если ты не знаешь, что делать – я научу. Venhedis, это не теория магии, не так уж сложно разобраться!
У Тревельяна очаровательно растерянное лицо, и Дориан любуется им секунды две – а потом сукин сын начинает ухмыляться.
- Ты мог бы, ну, я не знаю, намекнуть, что хочешь… большего, - говорит он, и Дориан вдруг осознает – он и в самом деле не пытался как-то обозначить свои желания.
- Ладно, - говорит он, мучительно краснея. – Прекрати смеяться, ты, чудовище.
Тревельян еще улыбается, когда целует, и его руки робкие только поначалу.

У Тревельяна на груди, на два пальца левее соска, тонкий белый шрамик. Еще один – шире, грубее на ощупь – на боку, и совсем небольшой, едва заметный – под коленом.
Дориан мягко проводит пальцами по каждому, пока Вестник безмятежно дрыхнет на пахнущих орлесианскими духами простынях – надо отдать им должное, запах тонкий и ненавязчивый, и никакого мерзкого цветочного послевкусия. Дориан и сам хочет спать – восток рассветно краснеет – но, по правде говоря, он смакует момент.
Лежу в одной постели со своим любовником, в его спальне, и, наверное, весь замок знает об этом, ребячливо думает он, улыбаясь.
Дориан кончиками пальцев касается тонкого рта, который пару часов назад лицезрел между своих ног – быть точным в своих указаниях у него не получилось, слишком волнующий был момент, но, и правда – не теория магии…
Дориан улыбается шире.

upd3: для gerty_me, благодаря которой у меня неожиданно снова приподнялось перо на дориана :-D
ничего, что вышло как часть большего целого и вообще не по заявке? >.< сут отвратительна в попытках порадовать
осторожно: под конец выпрыгнуло гетное отп, хей хоу!
Они не виделись всего месяц – но Дориану кажется, что несравненно больше. Тевинтер встретил его шумом и золотом, любопытными взглядами и осторожным пожатием руки от отца. Дориан спросил о делах, отец – неожиданно – об Инквизиторе. Вероятно, он что-то узнавал через своих знакомых в Ферелдене или Орлее и имел некоторое представление об… особенно близких взаимоотношениях Вестника Андрасте и своего сына. Дориан заверил, что Инквизитор полон сил и решимости менять мир к лучшему. Отец вздохнул, но Дориану показалось, что уголки его губ приподнялись в намеке на улыбку.
И все-таки это был не лучший месяц. Дориан слишком привык к югу, его простоте и нелюбви к традициям, привык к ферелденскому пиву и скайхолдской таверне, привык ощущать спиной тепло тела Тревельяна, просыпаясь посреди ночи. Тевинтер показался ему неприязненным, настороженным, недружелюбным – и таким пустым без Феликса, Алексиуса и Тревельяна.
Он не может позволить себе сказать все это на глазах у орлесинаских шевалье – они с Инквизитором ограничиваются лишь поцелуем и несколькими репликами. Дориан думает: когда мы останемся наедине, я расскажу тебе о том, что чувствую. Хватит уже бояться слов – все-таки однажды ты назвал меня храбрым.

Дориан ничего не говорит о своих чувствах – ему приходит письмо из Тевинтера, и храбрость требуется для того, чтобы озвучить совсем другие слова.
Он делает Тревельяна несчастным, говоря о своем решении занять место в Магистериуме – но тот, разумеется, поступает благородно, находит в себе слова поддержки, трепетно касается пальцами кристалла на шее.
Дориан неожиданно вспоминает о том, насколько Инквизитор юн – тому едва исполнилось двадцать. Он почти открывает рот, чтобы сказать какую-нибудь глупость, но Тревельян молча притягивает в объятья. От него пахнет выделанной кожей, у скулы белеет тонкий шрамик – стоит немного повернуть голову и можно будет коснуться его губами.
Человек действия, думает Дориан и прикрывает глаза.

На некоторое время они все словно возвращаются на два года назад. Бык хмурится и то и дело нервно трет шрам на лице, Кассандра и Варрик воодушевленно и беззлобно переругиваются, Коул бормочет свою чепуху и улыбается застенчиво из-под длинной челки, а над югом нависла опасность вторжения кунари - и боятся их ничуть не меньше, чем самозванного бога.
Дориан эгоистично рад всему этому – помогает не думать об отце, кресле в Магистериуме, мутном пьяном взгляде матери, предстоящей разлуке. Потом одно из зеркал заводит их на Глубинные Тропы – и леди Вивьен спрашивает с беспокойством, которое настолько сильно, что слышится в ее голосе:
- Вы в порядке, дорогой мой?
Тревельян медлит с ответом, а потом говорит – честный, как всегда:
- Боль такая, что отдает в челюсть.
Леди Вивьен обещает, что они вдвоем – вот ведь неожиданное признание заслуг – обязательно придумают что-нибудь, но у Дориана холодеют пальцы, и он думает: о нет, после того, как я потерял отца, с тобой просто не может что-то случиться, ты, ублюдок.
Тревельян оборачивается и измученно улыбается ему.

Дориан представлял себе конец отношений с Инквизитором – извиняющийся взгляд Тревельяна, какая-нибудь неловкая шутка, обещание не терять друг друга из вида. Никогда это видение не приобретало для него бесконечно драматичного уклона, никогда он не думал, что они с Тревельяном будут вместе, пока смерть не разлучит их.
Когда их отряд ступает на Перекресток – потрясающий, удивительный, наполненный магией, но ужасно бесцветный – Дориан все же выдыхает пару бессвязных обвинений – и получает в ответ заверение в вечной любви. Он, должно быть, выглядит ужасно жалко, и Кассандра ласково похлопывает его по плечу, а Варрик криво, сочувственно усмехается.
Когда очередной элувиан, в который шагает Тревельян, внезапно превращается в обычное зеркало, они трое одинаково испуганы и растеряны.
Когда Тревельян возвращается – с белым лицом и пустым рукавом – то тройные объятья едва не сшибают его с ног, и Дориан дрожит от облегчения, вдыхая запах выделанной кожи и, на этот раз – крови, и не может заставить себя думать хоть о чем-нибудь.

- Я останусь, - говорит Дориан и кладет ладонь Тревельяну на губы, призывая помолчать и дослушать. – Я потерял Феликса, отца, я едва не потерял тебя… Venhedis, я не хочу провести жизнь, довольствуясь только твоим голосом, не хочу оставлять тебя одного.
Тревельян целует его ладонь, скользит по ней влажным кончиком языка, и Дориан прерывисто выдыхает, отдергивая пальцы.
- Я пытаюсь серьезно поговорить, - уточняет он – немного возбужденный, немного обиженный.
Тревельян садится на постели, одеяло стекает к бедрам, и Дориан торопливо поднимает взгляд к его лицу – он же решил не отвлекаться.
- Дориан, - мягко говорит Тревельян и на несколько секунд замолкает – похоже, ищет слова. – Ты хочешь поехать.
- Я хочу остаться тут! – жарко возражает Дориан.
Это правда: ему кажется, он жизни не представляет без шума Скайхолда, вечеров в «Приюте Вестника», путешествий по заснеженным, заболоченным, кишащим врагами землям, без проклятого Тревельяна, в конце-то концов.
- Я люблю тебя, - говорит этот проклятый Тревельян. – И не думаю, что это когда-либо изменится. Но ты будешь жалеть, если останешься здесь. И я не хочу этого еще больше, чем того, чтобы ты уезжал. В конце концов, и ты не хочешь, чтобы я ехал с тобой.
В его интонациях слышно так много всего – но нет обиды или осуждения.
- Ты приедешь не позже, чем через два месяца, - выдвигает требование Дориан и сам слышит, что голос его дрожит.
Тревельян ухмыляется, касается родинки у брови сперва кончиками пальцев, а потом губами, и Дориан прикрывает глаза.
- Едва ли моего терпения хватит на целых два месяца.
Тревельян еще не привык к тому, что лишился левой руки, и некоторые движения его неловки, но Дориану, право слово, ничуть не трудно самому подхватить свою ногу под коленом – и сдавленный вздох Тревельяна звучит очень воодушевляюще.

Дориан покидает Скайхолд вместе с Варриком – тот направляется в Киркволл, и им совсем немного по пути.
- То ли у вас, гномов, действительно короткие ноги, то ли ты не спешишь на корабль, - замечает Дориан, когда они спускаются по серпантину.
Варрик фыркает.
- Не очень-то мне хочется возвращаться в Киркволл, - признается он. – Конечно, там Хоук, но…
Дориан, переполненный любовью и скорбью, сочувственно хмыкает.
- Я слышал о леди Авелин, - замечает он. – Той самой, что организовала местное ополчение.
Варрик приязненно улыбается.
- Кассандра жаждет с ней пообщаться, - добавляет Дориан. – Кто-то шепнул ей, что именно она стала прототипом героини твоих кошмарных книг. Думаю, ее изрядно обрадовало бы приглашение в Киркволл.
Варрик втягивает воздух перебитым носом и медленно выдыхает.
- Только не бросайся мне на шею, - хрипло говорит он. – Но я люблю тебя, Посверкунчик.

@темы: м!Тревельян/Дориан, Сут - графоман, Абелас/фем!Лавеллан, Dragon Age

URL
Комментарии
2015-02-28 в 18:44 

Ораи
А у меня не все дома, да и дома то нет. А может, он есть, но сломан, а поломка где-то во мне.
Тревельян - сам себе злобный буратина.
А написано хорошо!:hlop:

2015-02-28 в 18:51 

MacLean
Oh Odelia Roav, Odelia Roav
Прочитала и отнесла всем, кто может быть заинтересован. т.т

:heart::heart::heart:

2015-02-28 в 19:28 

Veldrin Mith
Никто не виноват, просто так получилось...
Я вот Тревельяна злобным буратино не считаю: у него тут, похоже, первая любовь, внезапно оказавшаяся тевинтерским некромантом, что очень своеобразно и совершенно не дает подсказок, как к такой любви подкатывать. Парень застеснялся. А у Дориана его обычные комплексы "меня можно трахать, нельзя любить".
Все до больного логично.
Надеюсь, они все-таки как-то смогут... найти возможность все исправить. Тем более, что Дориана Тревельян ни в чем не винит, только себя.

2015-02-28 в 19:36 

Vintra
Illuminated
Спасибо! Очень эмоционально насыщенная история!

2015-02-28 в 20:53 

Versh
долбоеб-десант
ОМГ ОМГ И ТУТ МНЕ ЗАХОТЕЛОСЬ ПЕРЕИГРАТЬ!!!!

2015-03-01 в 00:22 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Ораи, собака на сене! сам не ам и другим не дам! :D
спасибо :heart:

MacLean, :squeeze:
правильно, распространяй в массы эту горькую траву!

Veldrin Mith, первая любовь, внезапно оказавшаяся тевинтерским некромантом
прочитала "тевинтерским наркоманом" :facepalm:
вступай в нашу секту надеющихся!

Vintra, спасибо вам! :heart:

Versh, вперед! на дориана! :heart:

URL
2015-03-01 в 21:44 

Lissiel
Бродячая звезда
Пожалуйста, скажи, что у них всё будет хорошо Т_Т

2015-03-01 в 21:53 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Lissiel, :weep:
у них... все будет хорошо? наверное :rolleyes:

URL
2015-03-01 в 21:59 

Lissiel
Бродячая звезда
2015-03-04 в 19:54 

Aihito
хозяин огурца. гигантская огнедышащая спаржа. ТЫКВА, ПРИ!
А ДАЛЬШЕ?!
*бегает по стенам*
скажи мне, что ты пишешь продолжение???

2015-03-04 в 21:13 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Aihito, я подумаю о любви на залитых солнцем простынях :shy:
господи, дайте мне уже перестать :D

URL
2015-03-04 в 21:15 

Aihito
хозяин огурца. гигантская огнедышащая спаржа. ТЫКВА, ПРИ!
слава цареубийце, *сопит* но ведь они такие славные, как перестать?
:kiss:

2015-03-04 в 22:34 

yisandra
Моё сердце отдано рискованному научному допущению
реквестирую рейтинговое продолжение!

2015-03-04 в 22:57 

MacLean
Oh Odelia Roav, Odelia Roav
я подумаю о любви на залитых солнцем простынях

Пожалуйста. Мое израненное тобой сердце тобой и должно быть исцелено. :weep3:
:heart::heart::heart:

2015-03-05 в 14:09 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Aihito, похоже, меня спасает только смерть :lol: их смерть, конечно.

yisandra, :shy:
тут же тлен, страдания, не место для любви и тем более секса. еще, не дай бог, жизнь начнут любить!

MacLean, aawww :heart:
все раны тебе я наношу с любовью.
а потом они должны болеть сильнее прочих :shy:

URL
2015-03-05 в 14:21 

Aihito
хозяин огурца. гигантская огнедышащая спаржа. ТЫКВА, ПРИ!
слава цареубийце, ты шо, какая смерть! *пугаицо* Нинада.
Но если все ж решишь их убить, напиши ворнинг ВОТАКИМИ БУКВАМИ, чтоб я нидайбох не полезла читать. :lol:

2015-03-05 в 14:24 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Aihito, на фикбуке меня все просят о крови, страданиях и смерти :lol: вот тебе и фикбуконяшки.
специально для тебя напишу АЙХИТО ЕСЛИ ЖИЗНЬ ДОРОГА ТЕБЕ ДЕРЖИСЬ ПОДАЛЬШЕ ОТ БОЛОТ КАТА

URL
2015-03-05 в 14:34 

Aihito
хозяин огурца. гигантская огнедышащая спаржа. ТЫКВА, ПРИ!
спасибо! тогда я не буду читать, а просто приду в каменты и сделаю так - :weep2::weep2::weep2:
:lol:

2015-03-05 в 14:38 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Aihito, чтобы я тебя утешала? :lol:

URL
2015-03-05 в 14:43 

Aihito
хозяин огурца. гигантская огнедышащая спаржа. ТЫКВА, ПРИ!
слава цареубийце, да! я же буду знать, что там все умерли(

2015-03-05 в 15:01 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Aihito, все будет хорошо.
так или иначе :smirk:

URL
2015-08-12 в 20:49 

Veldrin Mith
все живы
и любят друг друга
незамутненное счастье

СУТ, ТЫ ПРЕКРАСНА! ОНИ ТОЖЕ ПРЕКРАСНЫ! КАК И ВЕСЬ ФИК!
*кричит от избытка эмоций

2015-08-12 в 20:53 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Veldrin Mith, :shy::shy::shy:
слава дориану!
пасибо :heart:

URL
2015-08-12 в 21:29 

Noordkrone
If we can't have it all Then nobody will || A star is born You start to fall
ну ежкин кот, я сейчас пойду перепроходить и четвертый (четвертый!) раз романсить этого негодяя. :facepalm: какой потрясный Т. Всегда такого хотелось, а получалось как всегда. Страшно трогательно)

2015-08-12 в 22:54 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Noordkrone, мне ужасно приятно :)
а мужики у меня только такими и выходят, и в кои-то веки фичок про отыгранного персонажа.)

URL
2015-08-12 в 23:04 

Noordkrone
If we can't have it all Then nobody will || A star is born You start to fall
слава цареубийце, это очень круто. Люблю таких персонажей-мужиков.

2015-08-13 в 02:11 

-доставляется к пиву
человек-метеор
там была ветчина с отчаяньем, а не сыр! х)
а вообще я добралась из дебрей, чтобы сказать, что это прямо очень мило и классно. после прошлых драбблов я подумала, что будет беспросвет и вообще, но нет! и так легко выходит. (а еще там упоминаются Варрик и Кассандра, шип-шип.)
ты просто молодец <3

2015-08-13 в 12:22 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
-доставляется к пиву, вот блин! :D
ну, я начала писать, и мне показалось, что все оч тлен, и я поползла к свету, а потом, когда перечитала предыдущие части, поняла, что тлен был бы очень даже норм, но было уже поздно.
а еще там упоминаются Варрик и Кассандра, шип-шип.
дориан их канонично шипперит!
скучаю по тебе, мой олень :heart:

URL
2015-09-07 в 16:29 

Gianeya
Homo homini lupus est...
ой, сут, что ж ты со мной делаешь?! я-то надеялась, что хоть с этим пейрингом пробегу мимо, а ты... ТЫ!.. коварная ты женщина!
бож, какой МИЛЕЙШИЙ юст с романсом в конце. дай мне тебя любить! :squeeze: :squeeze: :squeeze:

2015-09-07 в 19:28 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Gianeya, люби! :heart:
теперь ты понимаешь, в какой сладкий ад я тебя заманиваю))

URL
2015-09-07 в 19:58 

Lissiel
Бродячая звезда
ОХ БЛАГИЕ БОГИ
Лисо дочитало, Лисо валяется по полу и верещит от счастья
КОТИКИ:heart:

2015-09-07 в 20:00 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Lissiel, :squeeze:
я рада, что ты счастлива и удовлетворена :D

URL
2015-09-07 в 20:03 

Lissiel
Бродячая звезда
слава цареубийце, ПОЛНОСТЬЮ
СУТ ДОДАЛА
и Тревельян роскошный :heart:

2015-09-07 в 20:05 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Lissiel, :shy:
спасибо, рыжик.)

URL
2015-11-15 в 18:09 

Рыжий комок
Злая сибирская языва
:weep3::weep3::weep3: Я так и чувствую боль Тревельяна! Бедный мальчик(((( :weep:

2015-11-15 в 18:33 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Рыжий комок, любовь - яд :D
все хорошо будет :kiss:

URL
2015-11-15 в 18:48 

Эльдатиэр
Пойду поставлю воду на макароны, потом закрою брешь - стандартные будни Инквизитора (с)Кто-то опять накидал фанатиков под кресло
:friend::friend::friend::hlop:

2015-11-15 в 18:51 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
URL
2015-11-15 в 21:08 

gerty_me
если что-то несовершенно, это не значит, что оно не прекрасно (с)
Ох ты ж ёжик, сколько любви! Ооо, я надеюсь, что они воссоединятся раньше, чем пройдут 2 месяца! Ну не смогут они друг без друга ♡♡♡

Варрик с Касечкой - какая прелесть ♡♡♡

Спасибо! Люблю твои зарисовки нежною любовию

2015-11-15 в 21:25 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
gerty_me, в этих зарисовках уже почти 4к слов :lol:
я рада, что ты осталась довольна.)

URL
2015-11-15 в 21:33 

oh my Glob!
Это так здорово! Особенно поначалу, от юста я весь начинаю дымиться, это такой кинкище, особенно когда два балбеса ходят друг вокруг друга кругами и молча утирают слюнки :lol:
Вот зарекся же читать пока что-то, но не удержался хдд
очень мне понравилось)

2015-11-15 в 21:34 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Undead, от юста я весь начинаю дымиться, это такой кинкище, особенно когда два балбеса ходят друг вокруг друга кругами и молча утирают слюнки
СОУ БРО
:squeeze:

СПАСИБИЩЕ :heart: твой фидбек всегда как дождичек грибам ))

URL
2015-11-15 в 23:56 

Gaala
-Валера? -Я не Валера, я квинтесенция чистого разума пронзающего время и пространство. -Валера перестань!
слава цареубийце, Кросотеничка прост люблю твоего Дориана за верибельность

2015-11-16 в 00:07 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Gaala, :shuffle: спасииибо

URL
2015-11-16 в 01:31 

yisandra
Моё сердце отдано рискованному научному допущению
этот тревелиан какой-то пугающе идеальный :gigi:

2015-11-16 в 01:42 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
yisandra, блин :weep2::weep2::weep2:
просто мне в жизни везло с мужиками :-D

URL
2016-08-31 в 06:50 

aldaria
и все вокруг покроет высокая дикая трава. ©
Уже неделю перечитываю этот фик и решилась припереться и сказать, что пишите еще он классный и во все мои фаноны:heart: вот. Как жалко, что мало по этому пейрингу всего, спасибо вам:shy:

2016-08-31 в 13:34 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
aldaria, обоже, спасибо :heart:
из-за того, что мало, и приходилось писать хд и еще, и еще...

URL
   

Массаракш

главная