06:09 

я снова в строю

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
адам дженсен/фрэнк притчард, R, dirtytalk, ревность и fixdlc для cumbersmaug
я так рада, что нашла тебя!

Адам звонит ему после полуночи, и меньше всего на свете Фрэнк хочет принимать вызов, но в Праге — полседьмого утра, а Дженсен — гребаная мишень для неприятностей, и немедленно накатившая паника стекает колким холодком вдоль позвоночника.

Фрэнк делает глубокий вздох — чтобы не дрожал голос — и говорит:

— Притчард слушает.

— Фрэнсис, — шепчет Адам; язык его слегка заплетается, и Фрэнк успевает подумать: нет, господи, нет. — Я давно хотел тебе сказать: какая же ты сука.

Облегчение накатывает на Фрэнка волной слабости: ублюдок не подыхает, он просто пьян.

— Фрэнсис, — настойчиво повторяет Дженсен. — Вот какого черта ты снова всплыл?

У Фрэнка есть два ответа: правильный и честный.

Честный — потому что мне кажется, что я нужен тебе, а мне ты нужен еще больше, и я помню, как мои подначки заставляли тебя реагировать — когда ты, страдалец хренов, не реагировал ни на что другое.

Правильный — потому что ты был мне должен, и как я мог не воспользоваться этим?

Но сутки были чертовски длинными, и Фрэнку чертовски плохо, а Дженсен вел себя как образцовый мудак, и поэтому получает в ответ только всеобъемлющее «да пошел ты».

— Нет, — говорит Дженсен, и, судя по всему, он пьян как проклятый, потому что слова его вдруг стремительно утрачивают смысл. — Ты вечно трахал меня в мозг, пока я трахал тебя куда получится, так что придется тебе меня выслушать.

Фрэнк звонко думает: охренеть.

И молчит, потому что Дженсен, очевидно, спятил и продолжает нести какую-то чушь:

— Удивительно, что ты наконец заткнулся. Честное слово, Фрэнсис, есть некоторые простые правила — например, не лезть к бывшим, когда они нашли для койки кого-то еще.

— Да пошел ты, — шепотом повторяет Фрэнк, потому что, черт, у них ничего не было, но он не хочет знать, с кем у Дженсена — есть, господи, совсем не хочет. — Иди проспись.

— Не смей вешать трубку, — пьяно приказывает Дженсен. — Я собираюсь рассказать тебе, какой ты мудак, Фрэнсис Майкл Притчард.

Странное дело: Фрэнк готов поверить в то, что Адам упился до галлюцинаций о никогда не случавшемся сексе, но не в то, что Дженсен способен забыть его второе имя.

— Хорошо, — говорит Фрэнк и садится на постель, потому что еще немного — и его начнет штормить. — Я слушаю.

Легкий вздох облегчения на грани слышимости заставляет предположить, что Фрэнк все понял верно.

— Ненавижу твой голос, — говорит Дженсен. — Нормально он звучит, только когда ты произносишь «пожалуйста». В остальное время тебя хочется придушить, чтобы перекрыть поток твоих словесных излияний. Прости, забыл про «трахни меня». Это у тебя тоже получается неплохо.

Слова «пожалуйста» и «прости» Дженсен сопровождает отчетливым постукиванием пальцев по стеклу.

— Ты там слушаешь? — спрашивает Адам, но ответа не дожидается. — Знаешь, до сих пор не пойму, какого черта с тобой связался. Тебе постоянно было чего-то от меня нужно. Я уж думал: еще немного, и ты попытаешься меня убедить, что нам стоит съехаться. Какого-то хрена я решил пощадить твои чувства и не сказал тогда: ты ничего для меня не значишь. Мне просто нравилось, когда такой заносчивый ублюдок, как ты, раздвигал передо мной ноги... Жаль, никто больше тебя таким не видел.

Слушаешь — постоянно — нужно — убедить — ты ничего для меня не значишь (целой барабанной дробью) — мне — жаль.

Фрэнк зажимает себе рот ладонью, давя истерический смех.

В последний раз он чувствовал нечто подобное, когда его выпустили из тюрьмы, но теперь ему за тридцать, и он хуже переносит стрессы. Судя по тому, как бодро говорит Адам — он написал свою речь заранее; чертовски сложно не расхохотаться, представляя его творческие муки — как и сосредоточиться на том, что кто-то, выходит, мониторит все каналы Дженсена.

— Фрэнсис? — зовет Дженсен, и в голосе его воровато проскальзывают нотки беспокойства. — А вообще, все не всегда было так уж хреново. Когда я вернулся с Пахнеи, я хотел поцеловать тебя прямо в коридоре Шариф Индастриз, у всех на виду.

Больше он не стучит по стакану — или чему там?

Фрэнк сглатывает и улыбается в потолок. Заставить свой голос звучать недовольно сложно, как никогда.

— Ужасно тебе сочувствую, — говорит он. — Ты так страдал, пока меня трахал. Я понял. Надеюсь, ты что-нибудь подцепишь от этого своего доктора.

Он щелкает пальцами на словах «я понял».

— Прекрати следить за теми, кто оказывается в моей постели, — умиротворенно говорит Дженсен, и Фрэнк перестает улыбаться, потому что эти слова опасно близки к правде.

— Я тебя ненавижу, — говорит он совершенно серьезно.

Дженсен молчит пару мгновений, и, должно быть, он и вправду пьян — пусть и не так сильно, как пытается изобразить — потому что этот хренов конспиратор произносит вдруг совершенно серьезно:

— Я заслужил, — и добавляет, — особенно за тот раз, когда я трахнул тебя в твоем кабинете, верно? Бьюсь об заклад, хоть кто-нибудь да видел тебя через прорези жалюзи — грудью на столе, посреди твоего хлама. Каково было сидеть и весь остаток рабочего дня чувствовать, как из тебя вытекает моя сперма?

— Дженсен, блядь! — задыхается Фрэнк.

Ему кажется, он слышит смешок.

— Никогда больше не выходи на связь, Фрэнсис, — говорит Адам. — Это был последний раз. Ты меня понял?

— Я понял, — выдыхает Фрэнк, и Дженсен обрывает соединение.

Фрэнк смотри на лопасти лампы-вентилятора пару минут, ни о чем особо не думая и ничего взвешивая.

Потом подтаскивает к себе ноутбук и заказывает авиабилет до Праги.



UPD: продолжение про прагу, бикос ю аскед фор виз (бат нот реали фор виз)

В аэропорту имени Вацлава Гавела людно и шумно, и Фрэнк думает: какого черта я здесь делаю? Он продолжает вертеть и рассматривать этот вопрос со всех сторон, пока садится в такси, добирается до квартиры Дженсена, поднимается по лестнице, замирает перед дверью.

Потом он думает: я ему нужен.

Для этой мысли — ровно никаких оснований, но она дает Фрэнку силы позвонить.

Приходится подождать, и Фрэнк успевает подумать, что Дженсен в данный момент ползет по какой-нибудь вентиляционной шахте — а потом дверь открывается, и на пороге возникает молодой мужчина: неряшливый, заспанный и одетый только в трусы и безразмерную рубашку.

— Привет, — говорит он с неприятным тягучим акцентом. — А ты кто вообще будешь?

Фрэнку до одури хочется ударить его сумкой с ноутбуком прямо в лицо, и, если повезет — сломать нос, но миг спустя на смену этому желанию приходит другое, более сильное — немедленно свалить.

Дженсен совершает со своим нелепым чехом рокировку ровно в тот момент, когда Фрэнк делает шаг назад. Он совсем не изменился — никуда не делись ни щегольская бородка, ни раздражающая самоуверенность с морды, ни привычка расхаживать по дому с голым торсом.

— Фрэнсис, — говорит Адам, и одновременно с ним Фрэнк выдыхает:

— Я ошибся адресом.

— Фрэнсис, — с нажимом повторяет Адам.

Дурацкий чех любопытно маячит у него за спиной.

Адам шагает вперед, босыми ногами — за порог, и Фрэнк говорит что-то, кажется — «не смей меня хватать» или «пошел к черту, Дженсен», но сам себя не слышит. Адам сжимает его плечи, пахнет куревом, вглядывается в лицо, как будто пытается уличить, что это не Фрэнк притащился к нему в Прагу — можно подумать, он не единственный такой идиот на свете.

— Я сделаю бутерброды, — громко говорит чех. — Бутерброды хороши на завтрак. Но их нужно делать на кухне, поэтому мне придется скрыться, и это очень долгий процесс, поэтому...

— Вацлав, — веско произносит Адам, не оборачиваясь. — Сгинь.

Чех понятливо исчезает где-то в глубинах квартиры, Адам смотрит выжидающе, и Фрэнк с ужасом понимает, что, черт, ему придется что-то объяснить...

— Я не думал, что ты приедешь, — говорит Адам. Фрэнк почему-то отстраненно задается вопросом, не мерзнут ли у него ступни. — Вацлав просто живет тут, это не то, чем кажется.

— Ага, — говорит Фрэнк. — Конечно. Знаешь, мне плевать, ты не обязан...

— Я обязан, — настаивает Адам. — Я хочу, чтобы ты знал: он живет здесь, потому что тем, кто мне помогает, угрожает опасность, и я... приглядываю за ним.

Фрэнк знает про себя, что ревнив до одури, но сейчас он, наверное, слишком устал, потому что верит Дженсену безоговорочно — и просто кивает.

— Я не думал, что ты приедешь, — повторяет Адам. Взгляд у него странный. — Лучшее, на что я мог надеяться — что ты меня простишь.

— Ну, мне показалось, ты решил оттолкнуть меня, чтобы спасти, — говорит Фрэнк с неврастеническим смешком. — Блядь, Дженсен, прекрати так смотреть, мне не по себе...

— К черту, — говорит Дженсен.

Губы у него горькие, язык — настойчивый и наглый, и Фрэнк, кажется, ахает (но он надеется, что нет). Он уверен, именно такие поцелуи называются «как будто завтра не наступит». Адам обнимает его чересчур крепко, сумка с ноутбуком бьет под колено, и все это — неожиданно, нелепо, хорошо, очень, блядь, хорошо...

— К черту, — шепчет Адам на выдохе; его пальцы у Фрэнка в волосах, а откуда-то с невидимой кухни тупой чех орет про бутерброды.




адам, фрэнк, страдахи, джен; встреча после панхеи для Кими.

Адам понимает, что в его квартире посторонний, едва переступив порог. Тупое безразличие, овладевшее им после Панхеи, и не думает отступать — даже если Иллюминаты в полном составе ждут в его гостиной. Адам кажется себе неуязвимым — той неуязвимостью, что свойственна мертвым.

Но в гостиной — Притчард, спит его на диване, не потрудившись разуться и закинув ноги на подлокотник. Воздух становится битым стеклом — каждый вдох отдается болью, и, когда становится невыносимо терпеть, Адам идет в спальню, стягивает с постели покрывало и возвращается в узурпированную Притчардом комнату.

На столе — пустая пачка от сигарет и пепельница, набитая окурками. Притчард бледен до белизны; Адам, неопытный в вопросах заботы, боится разбудить его, укрывая. Притчард не просыпается, но тяжело вздрагивает всем телом, и Адама, от его вызывающей беззащитности, что ли, неожиданно срывает в круговорот что я сделал-что я сделал с собой-что я сделал с нами-что я сделал с миром...

Фрэнк — последняя константа в рушащемся мире, в его жизни, в его квартире; Адам замирает ладонью над его запястьем, не касаясь — там, где бьется пульс. Каждый удар — упрямое и неоспоримое подтверждение того, что жизнь продолжается. Адам предпочел бы закрыть глаза и притвориться, что нет — но Притчард, даже не приходя в сознание, умудряется с ним спорить.

Хорошо, что он спит. Адаму кажется, начни он говорить — на губах выступила бы сукровица. В тусклых утренних сумерках Фрэнк похож на мертвого, но лучше об этом не думать. У него длинные ресницы, отбрасывающие острые тени на впалые щеки, бледные тонкие губы, нервные тонкие пальцы, а на скуле — давно побелевший шрам, не присмотришься — не заметишь; Адам знает все оттенки его голоса, но не очень хорошо знаком с выражениями лица. Впрочем, секрет в том, чтобы уловить нечто единственно важное, то, что определяет человека точнее, чем генетическая маркировка:

Адам Дженсен — пациент Икс.

Меган Рид готова на все ради науки.

Фрэнк Притчард будет ждать тебя в твоей квартире после того, как ты — вполне вероятно — проебал будущее человечества.

Тупое безразличие, насквозь пробитое чуть потертыми кедами на подлокотнике дивана, медленно сдает позиции.



upd: я начинала этот драббл раз пять, в том числе был веселенький вариант, в котором адам запихивал фрэнка в воздуховод, но в итоге написала типичный пей@страдай@хватай, потому что у меня, как обычно, вс плх
адам дженсен/фрэнк притчард, минет, R, концовка шарифа для cumbersmaug
прошу прощения, что так долго, я честно страдала каждый день!

Адам однажды слышал, как Сильвия и Шарлотта обсуждали мужчин у кофейного автомата — глаза у обеих были веселые, как у сбежавших с урока школьниц, и он улыбнулся. Шарлотта засмеялась, прикрывая напомаженный рот кончиками пальцев, а Сильвия невозмутимо сказала: «мне жаль, дорогая, но Притчард голубой, это же очевидно».

Это не было очевидно — ничто в Притчарде не было очевидно. Он становился сговорчив, когда Адам ожидал конфронтации, и спорил, когда Адам не видел для этого причин; неизменно ощущался где-то рядом, в шаговой доступности — но никогда ближе. Адам знал, в какую по счету дырку Притчард продевает язычок ремня и какой маркой одеколона пользуется, размер его ноги и любимый продуктовый бренд, помнил наизусть список веществ, вызывающих у Притчарда аллергическую реакцию, и номера всех его телефонов — но никогда не мог предсказать, когда он улыбнется, а когда нахмурится.

Это не должно было волновать. И не волновало.

В мире Адама было место только ему самому; окружающие были ценны, их стоило защищать, им хотелось помогать, но все они были за пределами круга, и только Притчард порой беспричинно переступал черту, чтобы тут же сделать два шага назад.


...С корпоративной вечеринки, где прозвучало много громких речей, и Шариф был очень счастлив и очень пьян, Адаму полагалось исчезнуть, не попрощавшись. Но Уилл Росселини взял Притчарда за рукав, тот доброжелательно улыбнулся — и Адам упустил момент, когда шампанское отвлекло его настолько, что он пропустил удар, и острая ревность кольнула куда-то в затылок.

— Нам нужно поговорить, — сказал Адам, и Уилл растерянно моргнул и разжал пальцы. — В моем кабинете.

На мгновение Адаму показалось, что Притчард скажет «нет».

Притчард вздохнул и поставил наполовину опустевший бокал на столик.

На втором этаже было неуютно пусто, как у него в квартире. Адам пропустил Притчарда вперед, и тот фыркнул и переступил порог, нервно переплетя пальцы.

— Ну? — спросил Притчард.

Он стоял посреди кабинета, напряженный и почти трезвый, а в Адаме шампанское и горькое недоумение плескались почти в равных пропорциях.

— Тебе нравятся мужчины? — спросил Адам.

Притчард, кажется, перестал дышать. Лицо у него сделалось испуганным, или растерянным, или злым, и ощущение, накрывшее Адама, было похоже на то, что охватило его на Панхее — чувство, что делаешь что-то неправильное, сбавленное кристальной ясностью, что не сможешь остановиться.

— Тебе-то какое дело? — спросил Притчард не своим голосом и тут же добавил, едва не подавившись воздухом: — Я ухожу.

Это снова не было «нет».

Притчард успел сделать два шага к двери, прежде чем Адам перехватил его за талию и получил локтем по ребрам.

— Ты пьян, — выплюнул Притчард. — Черт, отпусти!

Он попытался вывернуться, снова съездил по ребрам, и Адам отпустил. Притчард раскраснелся, темные пряди неряшливо выбились из хвоста.

— Извини, — сказал Адам. — Фрэнсис.

— Пошел ты, — выдохнул Притчард. — Пошел ты.

Зрачки у него были огромные, окруженные синеватой радужкой, как гофрой. Он стоял на расстоянии вытянутой руки — и, как обычно, казался недосягаемо далеким. Адаму хотелось сказать, как он доверяет ему, как благодарен, как хорошо помнит дрожь в голосе Притчарда, прежде чем связь на Панхее оборвалась, но слова липли к языку, и он сказал только:

— Прости. Видимо, у меня что-то в голове закоротило.

— Придурок, — буркнул Фрэнк и сунул руки в карманы, снова отступая к двери.

Адам дал ему десять минут, и только потом пошел следом.


Притчард, конечно, сбежал. Его недопитый бокал все еще стоял на блестящей столешнице — только все пузырьки в шампанском полопались.

На улице было холодно, мокрый ветер заползал под воротник пальто. Адам немного покурил, с некоторой надеждой ожидая, когда же его накроет запоздалым раскаяньем или ужасом. Возвращаться назад не хотелось, ехать в свои апартаменты — тоже. Хотелось связаться с Притчардом и, прикрыв глаза, послушать его недовольный голос, но Фрэнк, конечно же, не ответил бы на звонок.

Адам знал, что он поступает неправильно, когда поймал такси.


Он думал, что ему не откроют, ожидал шквала вопросов, нервного выяснения отношений. Притчард молча распахнул дверь, и когда Адам положил ладонь ему на талию — молча запрокинул голову, подставляя губы под поцелуй. Рот у него оказался горячим, язык — нетерпеливым, и ощущение неправильности так и не пришло.

Адам тискал его узкие бедра, большими пальцами оглаживая выступающие косточки, потом задрал свитер, стал скользить ладонями по животу, и Фрэнк задышал глубже. Хотелось задать какие-то вопросы, вроде «ты уверен?», но когда Адам попробовал, Фрэнк укусил его за губу и стянул с него сперва пальто, а потом водолазку.

В этот раз, Фрэнк, может быть, все-таки ответил бы «нет», но когда под пальцами оказалась пряжка ремня, Адам без лишних раздумий расстегнул ее и расправился с молнией. Там Фрэнк тоже оказался горячим и потрясающе застонал, стоило чуть-чуть погладить.

Голову повело, и Адам подхватил Фрэнка за бедра и подсадил на кухонную столешницу, столкнув солонку с перечницей в виде дроидов из «Звездных войн». Фрэнк издал возглас — не то возмущенный, не то испуганный — но неожиданно податливо приподнял бедра, когда Адам потащил с него джинсы и трусы, а когда Адам раздвинул его колени — поджал босые пальцы.

Освещение в квартире было выставлено процентов на тридцать, и полутьма почти скрадывала и румянец на щеках Фрэнка, и шрамы на плечах Адама — там, где плоть переходила в аугментации. Странным образом это все делало проще.

Адам не был с мужчинами прежде, но видел достаточно порнороликов, чтобы знать, хоть примерно, что делать. Он обхватил член ладонью, двинул ей к основанию и тронул языком обнажившуюся головку — небольшую, очень нежную на ощупь. Фрэнк зашипел сквозь зубы и застонал в голос, когда Адам лизнул его снова, а в ответ на «вот так, хорошо» — шире раздвинул колени.

Одновременно говорить и отсасывать было трудно, но почему-то отчаянно хотелось и того, и другого. Адам водил языком по головке, иногда прихватывая ее губами, собирая соленый привкус, и шептал, что это так странно, и хорошо, и черт, какой ты, Фрэнсис, я так тебя хочу. Фрэнк всхлипывал, тяжело дыша, непривычно молчаливый, и хватался то за волосы Адама, то за край столешницы.

Адам подумал: «я отсасываю Фрэнку Притчарду на его кухне», и вместо отрезвления его накрыл жар, и желание трахнуть Фрэнка на этой же кухне, заставив забыть обо всех тех, кто у него мог быть до. Адам провел кончиками пальцев по его яичкам, и, не очень зная, что делает — ниже. Фрэнк резко откинулся на спину, наверняка ощутимо приложившись затылком, и поставил ступню ему на плечо.

И это точно было «да».


запись создана: 24.09.2016 в 00:48

@темы: вы этого просили, Сут - графоман, Адам/Фрэнсис, Deus ex

URL
Комментарии
2016-09-24 в 01:05 

cumbersmaug
Геральт, перестань принимать галлюциногены (с)
А я-то как рада, ты не представляешь!
ААААААААААААААААА!!!
Ты починила, ты все починила! Теперь все правильно.
Я в голове слышу эту барабанную дробь.
Спасибо-спасибо-спасибо!
:heart::heart::heart::heart::heart::heart:
Блин, меня саму заштормило.
Божечки.

2016-09-24 в 01:08 

Veldrin Mith
И так Адам на одном дыхании умудрился извиниться, описать свою сексуальную фантазию, подстебать Фрэнка и описать ситуацию.
Почему-то мне кажется, что, если сперва он читал по бумажке, конец речи был экспромтом)

Сут, скажи, если я встану на колени и попрошу с "пожалуйста", ты напишешь продолжение?))
Потому что этот драббл требует встречи в Праге.

Кстати, "пожалуйста" в их отношениях становится трейдмаркой.

А Фрэнк мил в своих сталкерских привычках: узнал же откуда-то про Коллера! И заревновал...

СПАСИБО за этот драббл. Лучи любви и восторга.

2016-09-24 в 01:17 

Veldrin Mith
Прости, я еще скажу.
Это больно и сладко - все, что ты написала.
Особенно А вообще, все не всегда было так уж хреново. Когда я вернулся с Пахнеи, я хотел поцеловать тебя прямо в коридоре Шариф Индастриз, у всех на виду. Больше он не стучит по стакану
и
— Я тебя ненавижу, — говорит он совершенно серьезно.
— Я заслужил

Аж сердце болит.

2016-09-24 в 01:22 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
cumbersmaug, /вытирает с лица пот и машинное масло/
а я до сих пор слышу "возможно, это последний раз, когда мы работаем вместе" и мне больно жить :с
но, может, он хотел добавить: теперь мы начнем жить вместе? :lol:
спасибо! :heart:

Veldrin Mith, Почему-то мне кажется, что, если сперва он читал по бумажке, конец речи был экспромтом)
конечно х)

Сут, скажи, если я встану на колени и попрошу с "пожалуйста", ты напишешь продолжение?))
Потому что этот драббл требует встречи в Праге.

давай без колен? х)
ну блин. в праге фрэнк должен отомстить х)

Кстати, "пожалуйста" в их отношениях становится трейдмаркой.
просто я болен :с

А Фрэнк мил в своих сталкерских привычках: узнал же откуда-то про Коллера!
я боюсь, его любовь неизлечима((
спасибо огромное :heart:

URL
2016-09-24 в 01:29 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Veldrin Mith, потому что оно должно болеть не только у меня и кумберсмауг :weep3: и фрэнка :weep3:

URL
2016-09-24 в 01:31 

cumbersmaug
Геральт, перестань принимать галлюциногены (с)
слава цареубийце,
а я до сих пор слышу "возможно, это последний раз, когда мы работаем вместе" и мне больно жить :с
а я до сих пор слышу почти нежное дженсеновское "Будь осторожен", и у меня все щемит.
но, может, он хотел добавить: теперь мы начнем жить вместе?
Он был настолько мил и смущен в тот момент, что я бы не удивилась, честно.

Но я просто не могу, не могууууууу, как идеально ты все сделала.
Потому что это "я велел меня не пинговать!", и эти его прерывания постоянные - ну они же почти панически выглядят. Плюс эти его внезапно вылезшие аугментации, и все это и, и вот оно все поэтому именно так.
Я хочу носить тебя на руках!!!
Фуф, еще раз спасибо - ты просто действительно собрала меня по кусочкам, склеила и вдохнула жизнь!

2016-09-24 в 01:52 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
cumbersmaug, Он был настолько мил и смущен в тот момент, что я бы не удивилась, честно.
видимо, он с трудом нашел в себе силы, чтобы после мудацкого поведения дженсена начать говорить то, что хотел... :weep3:

мысль о том, что У НЕГО ЕСТЬ ПРИЧИНА только и успокаивает D: потому что иначе — дженсен какой-то моральный урод.

Фуф, еще раз спасибо - ты просто действительно собрала меня по кусочкам, склеила и вдохнула жизнь!
я — шариф? /в ужасе/ :lol:

пойду напишу про возвращение с панхеи :З спасибо, что вдохновляешь!

URL
2016-09-24 в 02:48 

cumbersmaug
Геральт, перестань принимать галлюциногены (с)
потому что иначе — дженсен какой-то моральный урод.
У меня даже версий правдоподобных для этого "иначе" нет. Тоже захотелось повыебываться? Показать Фрэнку, как бесит, когда тебе помогают под аккомпанемент "когда ты уже отвалишь"? Вроде бы для таких вещей он слишком взрослый и разумный мальчик.
Все, я теперь даже думать об этом не хочу и, благодаря тебе, имею полное право не думать. У НЕГО ЕСТЬ ПРИЧИНА, точка.)

пойду напишу про возвращение с панхеи :З спасибо, что вдохновляешь!
Уже можно заказывать измеритель чсв? :lol::lol:
Спасибо, что вдохновляешься!)

2016-09-24 в 03:06 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
cumbersmaug, ну, возможно, у него депрессия. возможно, он считает, что должен быть один и ничего окружающим дать не может.
но все же он сказал "береги себя". ему не все равно :heart:

Все, я теперь даже думать об этом не хочу и, благодаря тебе, имею полное право не думать.
я так рада! :heart:

Уже можно заказывать измеритель чсв?
можно :З
человеку, с которым мы совпадаем в кинках, можно все!

URL
2016-09-24 в 09:13 

Aihito
хозяин огурца. гигантская огнедышащая спаржа. ТЫКВА, ПРИ!
Это было очень горячо и очень круто! :heart: я тоже буду ждать продолжения про Прагу))))

2016-09-24 в 10:26 

Gianeya
Homo homini lupus est...
присоединяюсь к ждущим продолжения про Прагу! желательно, порейтинговее :crazylove:

блин, я сообразила, что что-то не так, одновременно с Фрэнсисом - ну не мог Адам забыть его второе имя, не мог! а дальше все было так идеально-по-шпионски, с тайным кодом - и с творческой импровизацией. :crazylove:
пошла я, короче, смотреть walkthrouпр сначала для основной игры, а потом и для длс - мож, станет понятно, что там у Адама в голове закоротило, за что он так с Фрэнсисом... хдд

2016-09-24 в 14:24 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Aihito, што вы делаете со мной
спасибо! :heart:
но ты видела это длс? :weep3:

Gianeya, блин, я сообразила, что что-то не так, одновременно с Фрэнсисом - ну не мог Адам забыть его второе имя, не мог!
просто ты — фрэнсис
черт, придется писать про прагу х)
спасибо, и будь сильной х)

URL
2016-09-24 в 15:57 

Aihito
хозяин огурца. гигантская огнедышащая спаржа. ТЫКВА, ПРИ!
слава цареубийце, неа( это к новой игре?

2016-09-24 в 16:22 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Aihito, да. ты можешь заглянуть под кат к соседней записи и расстроиться, если хочешь знать :с

URL
2016-09-24 в 17:02 

Aihito
хозяин огурца. гигантская огнедышащая спаржа. ТЫКВА, ПРИ!
слава цареубийце, пойду расстроюсь...

2016-09-24 в 17:10 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Aihito, /приготовила одеялко/

URL
2016-09-25 в 17:41 

cumbersmaug
Геральт, перестань принимать галлюциногены (с)
Продолжение про Прагу чудесное!
И котечка Дженсен, который знает, что людей, которых он подставляет, надо защищать. спойлер?

И Фрэнсис такой чудесный, ну вообще же.

Фрэнк знает про себя, что ревнив до одури, но сейчас он, наверное, слишком устал, потому что верит Дженсену безоговорочно
:heart::heart::heart::heart:

— К черту
Пылаю и горю.

2016-09-25 в 18:49 

Veldrin Mith
*довольно облизнулся
Момент с ноутбуком - и почти-треснутым-оным-ноутом Вацлавам буквально был проигран у меня перед глазами как сцена из ситкома. Это было прекрасно. И вхарактерно. И Дженсену ОЧЕНЬ повезло, что он был в квартире.
Что-то мне кажется, что Вацлав дверь открыл бы в любом случае)
Фрэнк не похож на бандита, так что автоматом попадает в список тех, кому открывают двери.

Поцелуй офигительный.
Сут, ты заметила, что в твоих хедканонах Фрэнк вечно то роняет что-то, то стукается, целуясь с Адамом? Травмоопасное занятие.
А "оттолкнуть чтобы спасти" становится твоим фирменным выражением))

2016-09-25 в 20:50 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
cumbersmaug, я знаю! уже неделю пытаюсь найти видео, где он орет под пытками х)

Пылаю и горю.
греешь меня :heart:
спасибо!

Veldrin Mith, Что-то мне кажется, что Вацлав дверь открыл бы в любом случае)
ну в общем да. а если бы это был не фрэнк?? /панеко/

Сут, ты заметила, что в твоих хедканонах Фрэнк вечно то роняет что-то, то стукается, целуясь с Адамом? Травмоопасное занятие.
лол, нет хд а что он ронял?

А "оттолкнуть чтобы спасти" становится твоим фирменным выражением))
увы, это троп. моим фирменным было, если бы прилетели вороны. пьяные.

URL
2016-09-25 в 21:01 

Gianeya
Homo homini lupus est...
слава цареубийце, Вацлав просто живет тут, это не то, чем кажется.
нет уж, Дженсен не должен был так легко отделаться! что за Вацлав?! этот Вацлав что, еще и подслушивал недавний, полный пошлых откровений, разговор с Фрэнсисом?! :gigi:
клево вышло!

а еще что-то я опасаюсь, что это "к черту" у Адама недолго продержится - и скоро он опять попытается Фрэнка оттолкнуть ради его же блага. безуспешно конечно же, но наверняка попытается))

2016-09-25 в 21:44 

Aihito
хозяин огурца. гигантская огнедышащая спаржа. ТЫКВА, ПРИ!
а откуда-то из глубины квартиры тупой чех орет про бутерброды.
АААЫЫЫЫ ты меня добила, дорогая. :heart::heart::heart::heart::heart::heart:

2016-09-26 в 14:39 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Gianeya, допрос с пристрастием? х) ничего фрэнк отдохнет и еще вцепится коршуном в добычу

а еще что-то я опасаюсь, что это "к черту" у Адама недолго продержится - и скоро он опять попытается Фрэнка оттолкнуть ради его же блага. безуспешно конечно же, но наверняка попытается))
/кречит/
это так горько, но так сладко...

Aihito, у людей тут драма всей жизни, тупой чех про бутерброды :lol:

URL
2016-10-15 в 07:19 

cumbersmaug
Геральт, перестань принимать галлюциногены (с)
Господи.
Умер и воскрес. Ты просто прямо по сердцу словами проходишься. Аж дышать больно.
Просто вот тысяча "да, да, да".

Адам Дженсен — пациент Икс.
Меган Рид готова на все ради науки.
Фрэнк Притчард будет ждать тебя в твоей квартире после того, как ты — вполне вероятно — проебал будущее человечества.
Тупое безразличие, насквозь пробитое чуть потертыми кедами на подлокотнике дивана, медленно сдает позиции.

:weep3::heart::heart::heart:

2016-10-15 в 07:24 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
cumbersmaug, просто мы совпадаем краями ебанутости ))

ты прям выжидаешь как будто и сразу реагируешь, как только я вброшу что-то новое :heart: это таааак волнует
спасибо! :squeeze:

URL
2016-10-15 в 12:15 

Veldrin Mith
Что делать, когда все проебано?
Вломиться к мудаку, который снова пропал объявлен мертвым конечно же тебе никто при взрыве так ушиб голову, что не помнит, как связаться по инфолинку, и уснуть на диванчике. Потому что остаточная аура безопасности, наверное. Или остаточная аура Дженсена (что одно и то же). Или можно до изнеможения обманываться тем, что дверь сейчас откроется...
Это так больно, Сут. :weep3:
За что?! Я ведь даже не играл!

Дженсен мудак, но и за него тоже больно. Человек-катастрофа и - одновременно - человек-депрессия. Если бы Фрэнка там не было. наверняка бы снова набухался. Когда нежданный гость проснется, Дженсену придется давать много объяснений... Или нет. Или довольно того, что живой.
Особенно если Дженсен кофе сделает.

:heart:
Адам Дженсен — пациент Икс.
Меган Рид готова на все ради науки.
Фрэнк Притчард будет ждать тебя в твоей квартире после того, как ты — вполне вероятно — проебал будущее человечества.

:heart: :heart: :heart:
Но Фрэнк бы протестовал, что это его определяющая характеристика)))
Дженчен, когда ее давал, опять вдарился в эгоцентризм.)

2016-10-15 в 14:55 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Veldrin Mith, За что?!
за человечество
/покомфортила/

ничо, не плачь, я щас пишу пвп про них же :laugh:
спасибо ))

URL
2016-10-15 в 15:03 

Veldrin Mith
слава цареубийце,
за человечество
только давай обойдемся без эрвина смита)

я щас пишу пвп про них же
УРА!!!!!

2016-10-15 в 18:54 

Gianeya
Homo homini lupus est...
слава цареубийце, блин, если Фрэнк хоть на секунду прочувствует, хоть догадается, что за "обязанность" ему Адам отдал - быть для него своего рода якорем в этом мире, - то Фрэнка должно капец пробрать. это ж страшно, жуть, когда человек на тебя столько... не внимания, но значимости взваливает. меня вот пробрало даже от драббла, а уж Фрэнсиса как расколбасит... /представила, облилась слюнями/ :heart:

2016-10-15 в 19:46 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Gianeya, ну, это нынче адам в раздрае, а тут такое чудо на диване спит х)
схлынет эмоциональный шок - сгладится и такая острая потребность в том, чтобы уцепиться за фрэнка. но какую-то ступень доверия, выше которой только звезды, они определенно перешагнули х)

URL
2016-10-15 в 21:19 

Aihito
хозяин огурца. гигантская огнедышащая спаржа. ТЫКВА, ПРИ!
я щас пишу пвп про них же
*притаилась и тоже ждет*
а зарисовка такая мимими! :heart:

2016-10-17 в 01:38 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Aihito, ты весьма коварна!)
спасибооо :heart:

URL
2016-12-23 в 08:58 

Aihito
хозяин огурца. гигантская огнедышащая спаржа. ТЫКВА, ПРИ!
Обожи, дорогая, что ты делаешь! :crzfan::crzfan::crzfan: Восхитительно горячо! Ты сделала мне утро)) :heart::heart::heart:

2016-12-23 в 11:15 

yisandra
Моё сердце отдано рискованному научному допущению
это так горячо! нужна прода! :crzfan::crzfan::crzfan:

2016-12-23 в 12:04 

Veldrin Mith
Оооох...
Мне так сильно нравится, как ты пишешь об их характерах и этой чехарде надежд и страхов, которая и у Фрэнка, и у Адама! Что Адам знает - аллергии, привычки, действия, - что Фрэнк. А при этом какое-то развитие отношений между ними всегда покрыто туманом.
И момент с ревностью просто идеален. :heart:
И в самом начале - то, как Адам дистанцируется.
И сама энца прекрасна! *__*

2016-12-23 в 14:22 

cumbersmaug
Геральт, перестань принимать галлюциногены (с)
Бооже, ты такая охренительная! :heart::heart:
Они совершенно чудесные, это что-то. И все эти мысли-размышления-знания Дженсена о Фрэнке, эта ревность, и сам Фрэнк, и то, как у них все - это просто дадададада.
И такая чудесная горачая энца, ох.
Я вся в восторге просто, понравилось безумно :love:

2016-12-23 в 20:22 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Aihito, я вбрасываю по ночам, чтобы тебе утром приятно было :heart:

yisandra, боюсь, у этих двоих сексуальная жизнь в моих фичках уже более разнообразна, чем у меня :lol:

Veldrin Mith, спасибо! :heart::heart::heart::heart:

cumbersmaug, я так рада, что подарок пришелся по вкусу :heart:

URL
2016-12-31 в 15:47 

Gianeya
Homo homini lupus est...
/а кто тут самый большой тормоз? зато сразу настроение предновогоднее/
Адам-исследователь неизведанных ранее горизонтов горяч как тысяча солнц, прячущихся за теми самыми горизонтами :heart: :heart: :heart:

2016-12-31 в 22:00 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Gianeya, А Я ТО ДУМАЛА ТЫ РАЗЛЮБИЛА ПЕЙРИНГ ОХЛАДЕЛА ЗАБЫЛА
спасибо :heart:

URL
2017-01-01 в 08:29 

Gianeya
Homo homini lupus est...
слава цареубийце, КАК МОЖНО?!
у меня просто настроение было неподходящее для порно, но я старательно берегла открытую закладочку к удачному моменту)))

2017-01-02 в 23:22 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Gianeya, у меня просто настроение было неподходящее для порно
ТАКОЕ ВОЗМОЖНО?!

URL
2017-01-03 в 09:39 

Gianeya
Homo homini lupus est...
ТАКОЕ ВОЗМОЖНО?!
оказывается! сама удивлена :gigi:

   

Массаракш

главная