02:36 

ТИРАНИЯ

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
алый хор, пятый глаз, голоса нерата и ф!вершительница для Лиэс. :rotate:
осторожно, dirty language

Оспу разбудило собственное тело — встрепенулось, когда поняло, что ему срочно нужно поблевать. Оспа отнесся к его желанию с понимаем. Он поспел даже доползти до выхода из палатки и удобно распластался на пузе. Рвало насухую, долго и тяжко, но как схлынуло — Оспа утерся, запил теплой водой привкус желчи — и словно заново родился.

Ватага после ночного дебоша еще отсыпалась. Только Трупоед и Колючка стучали костями, беззлобно переругиваясь. Оспа подсел к ним, сунув под зад пустой ящик, спросил:

— Что на кону?

— Перепих, — буркнула Колючка. — Против его сапог.

— Сапоги-то — дерьмо, — заметил Оспа, потому что был парнем справедливым и тем гордился.

Трупоед гоготнул.

— А у ней сисек нет, и половины зубов — тоже.

— Хватит, чтобы хер тебе откусить, — огрызнулась Колючка.

Оспа широко зевнул. Любил он утренний лагерь — притихший и сонный. Земля дрожала, иногда крупно вздрагивая, словно больная псина, но Оспа наловчился этого не замечать.

Пятый Глаз высунулся из-за палаток, как червь из яблока. Будто почуял, гаденыш, что пора подпортить разомлевшему Оспе жизнь.

— Эй ты! — визгливо позвал он, истерично хихикнув. — Оспа! Тащись сюда, ты мне нужен.

Оспа сплюнул под ноги и, крякнув, поднялся с ящика. Колючка и Трупоед поглядели ему в спину — потом, видать, снова вернулись к игре. Оспа, петляя между палаток — по большей части притихших, но из некоторых постанывали — добрался до Пятого Глаза, едва не пританцовывавшего на месте. Тот только рукой махнул, веля следовать за собой.

— Чего надо-то? — буркнул Оспа. — Член тебе подержать, пока ты ссышь?

Пятый Глаз захихикал.

Скоро понесло трупной вонью от насаженных на колья и полуразложившихся на солнце мятежников. Оспа неуютно поежился, поняв, что они идут к шатру Голосов Нерата. В животе все скрутило дурным предчувствием.

— Подожди-ка здесь, — велел Пятый Глаз.

Полог он задернул неплотно, и Оспа, уже понимая, что вряд ли ему доведется вернуться к своим, шустро заглянул внутрь.

На походной койке лежала девка. Живая и чистенькая. Дрыхла, подсунув ладонь под щеку, и красивая белая коленка высовывалась из-под одеяла.

Пятый Глаз мышью юркнул к столу, заваленному бумагами, и взял парочку — свернутых в трубки и запечатанных. Оспа смекнул отступить от входа, но успел заметить — вокруг девкиной щиколотки будто обвилось что, похожее на зеленый дым.

— На, — сказал Пятый Глаз и сунул Оспе сумку с гербом Хора. — Доставишь, куда покажу.

Оспа взял. В голове одни соображения наскакивали на другие, смешивались в кашу какую-то.

— Я тут не бумажки таскать, — медленно сказал Оспа. — Певчим Крови был, Певчим Крови и подохну.

Пятый Глаз залился истеричным хихиканьем, подавился воздухом и закашлялся.

— Ты теперь — руки Голосов, — сказал он торжественно и тут же снова заржал. — Но ты руки-то не распускай.

Он похлопал Оспу по плечу, довольный своей дебильной шуткой.

— А прошлый где? — спросил Оспа зачем-то, хотя ему, конечно, было плевать.

— Сдох, — с неожиданным спокойствием сказал Пятый Глаз.

В шатре кто-то зазвякал пряжками. Пятый Глаз ждал, покачиваясь с носка на пятку, и Оспе тоже ничего другого, кроме как ждать, не оставалось.

Потом полог решительно откинули изнутри, и чистенькая девка встретилась с Оспой взглядом — и тут же равнодушно отвела глаза.

— Доброго утречка, дорогая моя Вершительница, — пропел Пятый Глаз.

— Ты-то хоть спишь? — спросила девка-вершительница.

Пятый Глаз затрясся от беззвучного смеха.

— Зачем нужны глаза, если они никуда не смотрят? — спросил он. — Иди, дорогая Вершительница. Сейчас тебе тут не понравится.

Девка дернула плечом. Глянула на Пятого Глаза, как на хромую лошадь, которую добить бы, но жалко. И молча кивнула.

Пятый Глаз отвел полог для Оспы. Изнутри приятно пахнуло — фруктами и то ли маслом каким, то ли палочками, которые жгли аристократы. У стола клубился зеленый туман, постепенно обрастая доспехами, принимая знакомую форму.

— Принимай повышение, — шепнул Пятый Глаз.

Оспа шагнул вперед, и полог упал за его спиной.



алый хор, голоса нерата/ф!вершительница, СТРАННОЕ снова для Лиэс. :friend2:

Белоручка сроду не была красавицей, а над щелью между передними зубами парни подчас и вовсе смеялись.

Но пальцы у Белоручки были — словно у аристократки какой: запястья — тонкие, с изящно выступающей косточкой, ногти — округлые, розовые. Один купец, расхваливая ее руки, сравнивал нежность кожи с дорогими тканями, которые перевозил — потом, правда, все слова позабыл, когда насиловал ее на сеновале. Белоручка нащупала в сухой траве рукоять серпа. Пальцы не дрожали ни когда она одним движением ловко отсекла ему руку по локоть, ни когда пыталась спрятать труп в душистом сене.

Ума у Белоручки было поменьше, чем ловкости, но когда в деревне начался переполох, она уже шагала на восток. Думала прийти в другую деревеньку, но издали почуяла запах огня — а вскоре услышала крики, сливающиеся в нестройный вой, песню, марш.

Ума у Белоручки было поменьше, чем храбрости. Она пошла вперед.


Со временем у Белоручки появилась своя палатка, на одну — и довольно просторная. Откидывая полог, Белоручка видела трупы мятежников, насаженные на колья и обклеванные птицами. Ей нравилось.

Иногда она говорила с Голосами Нерата; порой слушала его бормотание, порой — истории из цветных книжек, которые ему приносили. Белоручка не боялась его — все знали, что Голоса поглощает только тех, кого считает необыкновенным, а Белоручка была такой же, как еще сотня баб в Хоре.

— Где она? — спросил Голоса Нерата, когда Белоручка, отвесив ему небрежный поклон, вошла в шатер. — Мы желаем видеть ее немедленно, мы не можем ждать.

Она — это Вершительница, шустрая на язык и подраться не дура. Болтали, она была из знати и специально обучалась говорить, но в лагере себя вела, как любой другой хорист — без роду без племени.

Белоручка шмыгнула носом.

— От разведки пока ничего не слышно.

— Значит, пошлите больше разведчиков! — потребовал Архонт. — Мы не желаем потерять ее, и если это случится, ничто, никакие жертвы...

Его голос возвысился, наполняя весь шатер — и вдруг оборвался, как нитка в веретене. Белоручка аккуратно отступила к выходу из шатра.

— Останься! — резко окликнул Голоса. — Он слишком медлит, почему он так медлит, нам стоит заменить его...

Снаружи послышался шум. Белоручка различила пронзительный визг Пятого Глаза, требующего не соваться. Потом полог резко откинули, и в шатер ввалились трое: сам Глаз, Фуга и девка, в которой Белоручка лишь со второго взгляда признала Вершительницу. Морда у нее была вся в крови, и она висела на Фуге, едва переставляя ноги.

Пятый Глаз суетился, как нянька, смешно причитая. Фуга встревоженно сопела.

— Дитя... — прошелестел Голоса.

Он замер на мгновение, а потом взорвался гневом:

— Постель, тупицы! Медленно, медленно, медленно! Медленно двигаетесь, медленно думаете!

Белоручка кинулась помочь, и втроем они уложили тихо застонавшую Вершительницу на походную койку, застеленную чем-то мягким и гладким. Белоручка убрала с лица Вершительницы ком слипшихся от крови волос и обнаружила на месте глаза темную ямку. Что ж, видала она и похуже.

— Помирает? — хрипло спросила Фуга. — Я поняла, что плохо дело, как глаз вытек, а она не отвечала на то, что я... Ее пришлось долго тащить, Баррик нес, но пролезть в шатер ему было сложно, и...

— Мы позаботимся о тебе, — сказал Голоса. Фуга замолчала. — Наша милая Вершительница, нам следовало бы разозлиться на тебя за то, как неосторожно ты обходишься с даром своей хрупкой жизни, но... мы в замешательстве.

Он замер на несколько мгновений посреди шатра. Вершительница тяжело дышала, как умирающая.

Голоса Нерата снял одну перчатку, и зеленый дым засочился из пустого доспеха, скользнул к телу Вершительницы, обласкал ее лицо и ребра. Сипение из ее дыхания исчезло.

Фуга широко улыбнулась.

— Уходите, — велел Голоса; лик одной из масок повернулся к Белоручке. — Не ты. Ты будешь нам нужна.



Белоручка вышла из шатра, шатаясь. Лицо ее было мокрым от крови, к горлу липким комом подступала рвота.

Но, по крайней мере, он оставил Белоручке ее прекрасные руки.



бледен марк, м!вершитель и голоса нерата для Лиэс. и Rena Sobokuna :shy: крошечный элемент ау

Вершитель смешной — молодой, рыженький, невысокий ростом; в Зале Суда он старается выглядеть значительней, серьезней, старше.

Бледен Марк наблюдает, как мальчик, бледнея от серьезности ситуации, предъявляет Тунону доказательства вины Голосов Нерата. Тунон складывает их, как камешки на чашу весов; скоро они перевешивают то, что в официальных законах называется «презумпцией невиновности».

Когда мальчик пошел в атаку на Горный Шпиль, его сопровождала ликующая ватага, одуревшая от запаха крови.

Когда мальчик возвращался из своих вылазок (покрытый сажей — из Горящей Библиотеки, покрытый пылью — из Твердыни Часовых, покрытый ссадинами — из Моря Клинков), он шел к Голосам Нерата, чтобы швырнуть свои достижения к его ногам, как вражеский флаг.

Когда мальчик бодрствовал свою смену у костра, и глубокие тени облизывали шрам на его щеке...

...Бледен Марк наблюдал.

Звезды, под которыми ходил мальчик, отличались от тех, что были над его головой, когда Бледен Марк действительно жил. В словах, которые говорил мальчик, мелькали порой сожаление или горячая симпатия, которых Бледен Марк никогда не чувствовал. Капли крови, которые пролил мальчик, и сравниться не могли с теми реками, которые пустил Бледен Марк — во славу правосудия, во славу Кайрос, ради денег, чтобы защитить себя, потому что хотел...

Бледен Марк давно не вспоминал о прошлом; он никогда не перечитывал однажды изученные книги.

Бледен Марк отправился за Голосами Нерата, потому что так хотел Тунон (а Тунон хотел этого, потому что того требовала справедливость); мальчик кивнул ему, без слов желая удачи. Тени привели его в шатер Нерата, и он был готов обнажить клинки, как говорилось в официальных законах — «в случае сопротивления»...

Все хорошо, шепчет голос в его голове. Продолжай вспоминать. Мы жаждем узнать о нас больше.



баррик|фуга и ф!вершительница для Йаррис

Фуга говорит: «он мой брат, но это ничего не значит, кроме того, что его папашка трахнул как-то мою мать».

Баррик сопит и, должно быть, краснеет под шлемом.

Вершительница фыркает: «и только-то? Большое дело!» — и аккуратно укладывает знание о родственной близости в воображаемую шкатулку секретов и слабостей. У Вершительницы тоже есть брат — старше на три года, любимый безумно и безгранично. Ради него Вершительница убила бы любого, удавилась бы сама, вцепилась бы в глотку Кайрос; вера в то, что они встретятся, когда война закончится, толкает ее вперед.

Фуга называет Баррика ворчливой грудой металла, Баррик Фугу — сумасшедшей девкой, но на привалах они устраиваются поближе друг к другу, а в бою дерутся спина к спине. Баррик уныло шагает за сестрой, когда их отряд приходит на выжженные земли Какофонии, неизменно встречающие трупной вонью, разноголосыми криками, калеками и сумасшедшими, но ест с ней из общего котла, спит с ней в одной палатке. Алый Хор изнывает от желания узнать, трахаются ли они, и если да — как именно; одноглазая женщина, подносящая Вершительнице воду и полотенце, хвастает, что поставила десяток колец на то, что гульфик у брони все же снимается.

Вершительница ставит двадцать пять — не потому, что верит в это, а потом, что кроме благосклонности Хора и сомнительного интереса Голосов Нерата ей не на что рассчитывать в этой войне.

Дитя, шепчет Голоса в ее голове. Мы так соскучились по тебе. Иди же к нам.

Вершительница отдает одноглазой женщине грязное полотенце.


Шкатулка секретов наполняется постепенно; вокруг себя Вершительница не видит друзей, только союзников, а с союзниками нужно обращаться осторожно, чтобы они не превратились во врагов.

Ей не на что рассчитывать в этой войне, кроме Хора и Голосов Нерата, но она не хочет получить нож в горло или стрелу в спину.

Голоса Нерата требует жертвы: глаза Фуги болезненно блестят, лицо Атли сводит гримаса отвращения и ужаса, Баррик молчит, как перед казнью.

Вершительница должна выбрать правильно, и она говорит:

— Фуга.

Фуга смотрит на нее, как на достойного противника, который хочет ее убить, и бьет кулаком себя в грудь, дрожит — от предвкушения, или возбуждения, или восторга.

— Нет! — хрипит Баррик. — Нет, только не она! Если это должен быть кто-то из нас — пусть это буду я!

Вершительница прочла достаточно книг из семейной библиотеки, чтобы знать какими прочными бывают узы — между кузнецами и их горнами, между людьми и теми, кого они любят настолько, чтобы умереть за них. Фуга до крови впивается зубами в нижнюю губу и отступает, позволяя Баррику сделать выбор.

Вершительница мысленно улыбается, когда дым в доспехах Голосов Нерата вспыхивает особенно ярко.



UPD: у кого диплом и госы? правильно, у сут!
pillars of eternity, м!хранитель, эдер|алот, ust для Veldrin Mith

Дороги из-за дождей размыло, сапоги увязали в грязи, и оттого путь, который при лучших обстоятельствах занял бы дня четыре, грозился растянуться на неделю. Для ночлега приходилось долго искать место посуше; тот, чья очередь была дежурить, получал теплый плащ и флягу, а остальные устраивались под телегой.

Они сопровождали девушку-торговку из Каэд Нуа — она платила хорошие деньги и единственная в их отряде (кроме Эдера, конечно) сохраняла хорошее расположение духа, даже стуча зубами от промозглого холода. Она была красива — даже спутавшиеся в дороге волосы и красные пятна на обветрившейся коже не могли испортить ее настолько, чтобы это стало не так — и разговорчива; нежно трепала лошадку, тащившую ее телегу, по холке, и не считала, что эль хоть в чем-то уступает вину. Не было ничего удивительного в том, что уже на второй день пути Эдер начал смотреть на нее по-особенному. Они и ночами придвигались поближе друг к другу; впрочем, Алот и сам несколько раз просыпался от того, что прижимался к Хранителю. Тот всегда спал на спине, востроносый и бледный — и спросонок казался до ужаса похожим на мертвеца.

На исходе шестого дня путь им преградило дерево, свалившееся поперек дороги. Пришлось остановиться. Лошадь начала лениво объедать зелень с веток.

Хранитель посмурнел.

— Хорошее место для засады, — шепнул он Алоту. — Гляди по сторонам.

Он направился к Эдеру и нанимательнице; пальцы Хранителя легли на рукоять кинжала. Алот глянул на север — туда, где должен был скрываться во влажном тумане пункт назначения — и вздрогнул, уловив стремительное движение в полутьме.

— Слышь, вы! — рявкнула Изельмир во всю его глотку. — Справа, слепошарые!

Эдер и Хранитель рванули из ножен оружие, встревоженно заржала лошадь. Нападавший был ловок — Хранитель едва успел отбить его удар. Эдер кинулся на подмогу; Алот почувствовал, как закололо кончики пальцев еще не сотворенное заклинание.

— Стоять! — гаркнула вдруг нанимательница — так, будто полжизни проработала смотрителем в казармах. — Назад! Оба!

— Мэл, — процедил Хранитель, не оборачиваясь. — Мы — твоя охрана. И мы, мать твою, охраняем тебя.

Но она его не слушала. Она спрыгнула с козел, увернулась от Эдера, попытавшегося было перехватить ее, и побежала к нападавшему. И он опустил оружие и раскрыл ей объятья.


Неприглядные наросты покрывали почти всю его голову, обнажая сероватую кожу лишь ниже носа, но, судя по блеску в глазах их нанимательницы, она видела в лице богоподобного нечто прекрасное. Хранитель равнодушно выслушал объяснения, отчетливо напоминающие извинения, пожал плечами и оживился лишь когда выяснилось, что дальнейшее сопровождение от них не потребуется.

Алот бросил на Эдера быстрый взгляд. Тот совсем не выглядел разочарованным. О разбитом сердце его внешний вид тоже никоим образом не говорил. Эдер, похоже, почувствовал, что на него смотрят, поднял взгляд на Алота, и пришлось торопливо отвести взгляд, чтобы не покраснеть.

Если ты продолжишь пялиться и бездействовать, что-нибудь сделаю я.

Нанимательница тепло попрощалась с каждым из них, позволила Эдеру в последний раз потрепать лошадиную гриву и отдала Хранителю вторую часть оплаты.

— Приятно было работать с вами, — церемонно заверил тот, пряча деньги. — Несмотря на крохотное недопонимание.

Богоподобный улыбнулся, показав острые белые зубы.

— Спасибо, — сказал он.

Когда они двинулись обратно, наконец выглянуло солнце.



бледен марк/ф!вершительница, bloodplay для Лиэс.

Бледен Марк не умеет драться молча: то и дело дразнит, подначивает, шутит; с ним, конечно, не сойтись на равных, но это и хорошо. Вершительница терпит поражение раз за разом, Бледен Марк улыбается, и его желтые глаза блестят довольно, как у сытого зверя.

— Хорошо, девочка, — ухмыляется он. — Но ты сможешь лучше.

Она думает: может быть, вчетвером; он очень быстр, очень ловок, он годами, столетиями оттачивал мастерство, но непобедимых — нет.

— Даже не знаю, что тебе нравится больше, — говорит Вершительница; кровь кислит на языке и, кажется, шатается зуб. — Учить меня или дразнить меня.

Бледен Марк приподнимает выкрашенные в алый брови.

— А разве нужно выбирать?

Вершительница хмыкает, отворачиваясь к окну — восходит солнце, и в углах комнаты собираются тени.

— Иногда я сомневаюсь, что тебя можно ранить.

Когда она оборачивается — Бледен Марк все еще смотрит на нее. От тревожного предчувствия перехватывает дыхание, но Вершительнице удается не дрогнуть лицом.

— Думаешь, я играю не по правилам? — тихо спрашивает Бледен Марк и делает шаг вперед.

Тени тревожно вздрагивают, как языки пламени.

— Нет, — торопливо возражает Вершительница; она одна в комнате, он убьет ее. — Конечно, нет.

Кинжал танцует в его пальцах, и Вершительница решает: лучше сдохнуть, чем звать на помощь.

Бледен Марк подходит ближе — он пахнет охрой и кровью — и протягивает ей рукоять.

— Попробуй, — предлагает он.

Может, это проверка, может — насмешка. Вершительница стискивает в мокрой холодной ладони резную рукоять. И касается лезвием темной кожи — чуть ниже ключицы, чуть выше соска.

Кинжал Бледен Марка будто не режет, а кислотой разъедает плоть. Кровь — темнее, чем человеческая, выступает чернильной линией.

— Извини, — выдыхает Вершительница.

Бледен Марк молчит, и тогда она касается пореза губами. Его кровь — горькая и густая, перебивает привкус ее собственной. Вершительница лижет порез — вкус остается на языке, растекается по небу. Бледен Марк чуть вздрагивает, когда она снова прижимает лезвие к его коже — она хочет больше.

Он дает ей немного времени, дыша все тяжелее, а потом толкает к стене — и ласково оглаживает вторым кинжалом ее ключицы. Губы у него краснее обычного, — настойчивые, горячие — когда он целует ее.

Бледен Марк забирает кинжал из ее пальцев, отступает на шаг, улыбается. Он говорит:

— Извинения приняты.



UPD2: голоса нерата/фем!вершительница и некоторый дарк для Rena Sobokuna :heart:

Алый Хор обожает Голоса Нерата и верит в то, что Вершительница пользуется его особым расположением. Оно — как метка, которая видна каждой безумной девке, каждому драчливому парню из тех, что носят красное; Опальные, говоря с ней, плюют себе под ноги и хмурятся исподлобья. Фуга среди своих тут же становится значительной особой — у костра ей уступают место и без устали подливают. Вершительница тоже быстро улавливает местные правила, кидает кольца в пустой шлем, когда затевается спор, хохочет над тошнотворными историями и глотает тошнотворное пойло, похожее на мочу, разбавленную кислым молоком.

Какофония извечно орет, как будто в ней встали лагерем не солдаты, а обсчитанные купцы, но встречает Вершительницу приветливо, как родной дом.

— Ну и грязная у тебя морда, — говорит Певчая с красивым бледным лицом и слипшимися от крови волосами.

Ее ватага радостно хохочет; одна из девчонок, с кривыми зубами и веселой улыбкой, щедро делится сморщенными яблоками.

— Ты иди к Голосам, — бурчит Фуга с набитым ртом. Сок течет у нее по подбородку. — Ночуем-то тут?

Вершительница кивает и передает ей ремешок дорожкой сумки.

На приветствия она вскидывает руку или бьет себя кулаком в грудь. Алый Хор в вечерних кострах выглядит по-настоящему алым.

Голоса Нерата ожидает ее в своем шатре. Нетронутые фрукты в позолоченной вазе, судя по запаху, начали гнить. Вершительница шагает внутрь, слыша нежный шепот в своей голове:

«Здравствуй, наша дорогая Вершительница. Мы истосковались по тебе, по твоему мучительному присутствию, по твоим беспощадным вопросам»

Он наливает ей вина, подает бокал, ласкающе проводит холодной перчаткой по щеке.

«Ты все еще злишься. Конечно, ты злишься. Наша ревность была непростительно горяча. Мы раскаиваемся».

Вершительница делает глоток. Вино на вкус должно быть безупречно.

«Ты лишил меня языка», — зло думает она.

«Мы раскаиваемся», — повторяет Голоса Нерата, и она почему-то верит ему.



и драббл по драгонаге с недавнего феста; имшаэль/фем!лавеллан
В замке еще хранилось ощущение древней магии – несильное, но стойкое. Как трупный запах, магия всегда отчетливо давала знать о себе – даже если уже ушла, и остались от нее лишь слабые отголоски.

Лавеллан тоже несла на себе часть этой силы – такой же старой. Та вгрызалась в ее кожу; «безболезненно» — говорила Лавеллан, но Имшаэль понимал, что ее хрупкое тело и не менее хрупкий дух не смогут выносить это долго.

В замке его не боялись; только те, что были с Лавеллан в крепости Суледин, бросали настороженные взгляды, другие же – ничего не знали.

Замок был полон людей, эльфов, гномов. Полон жизни. Тысяча желаний, стремлений, страхов, надежд – смешивались, будто мука, молоко, дрожжи и соль, превращаясь вместе в ароматное лакомство. В отдельной башне маги, вздрагивая по ночам и взволнованно переговариваясь днями, влекли своей беззащитностью.

Но Имшаэля позвали в замок – гостем.

Метка старой магии была настолько сильна, что поглощала все прочее; Имшаэль не мог почувствовать за ней ни магической силы Лавеллан, ни ее желаний, ни ее слабостей. Пришлось смотреть лишь глазами – на ее спокойную уверенность, на дернувшийся уголок рта – когда она увидела его сады, на приподнятые брови – когда он начал говорить.

Магов всегда губил страх – большинство из них, даже самых уверенных в себе, в Тени превращались в испуганных детей, оставшихся в одиночестве посреди темной комнаты. Лавеллан не казалась испуганной, имея дело с тем, кого считала демоном – и Имшаэль не сразу понял, отчего.

Лавеллан не была магом. Не представляла всего того, на что некоторые смертные могут взглянуть сквозь смеженные веки. Позже Имшаэль узнал, что в большинстве однодневок-смертных она видела только орудие, более или менее подходящее ее целям, и в своей безжалостной рациональности была очаровательно непредвзята.

В Имшаэле она тоже не видела ни угрозу, ни страшного демона, которого нужно уничтожить, ни духа, у которого можно выменять то, чего отчаянно хочется.

«Мне нужны союзники», — сказала Лавеллан. — «Признаешь, что мои враги — твои враги, мои друзья — твои друзья, и между нами все будет просто».

Она не вставала перед ним на колени и не выкрикивала обвинений. Впервые за долгие столетия кто-то протягивал ему руку.

Наивность этого жеста была очевидна, но Имшаэль не мог удержаться.

Союзники — это было не то слово. Но Имшаэль не трогал тех, кто был нужен Лавеллан — и не жалел фантазии для тех, кто был для нее непригоден. Он приходил к ней алыми цветками лириума, выращенными из плоти — и она невозмутимо угощала его вином. Он приходил к ней, меняя тела — и она не спрашивала, куда исчезали предыдущие. Он делал это, пока не понял, что приходить к ней стало привычкой, почти потребностью.

Имшаэль давно перестал быть той сущностью, которой был создан. Искривленный до неузнаваемости ненавистью и гневом эванурисов, он сохранил разве что имя. То, что осталось от него — не было способно ни на привязанность, ни на желание; сочувствие превратилось в способность ощущать эхо чужой боли — единственное, что было ему доступно.

Он не мог ощутить Лавеллан так, как всех прочих — Имшаэль не ощущал ее вовсе.

Лавеллан ничего не знала о нем — тут они были по-настоящему на равных.

Имшаэль отвечал ей, когда она спрашивала: что помнит свою ненависть к эльфам, что видел надменных тевинтерцев — дикими варварами, что он станет свидетелем ее смерти и гибели всего мира и ожидание этого наполняет его предвкушением. Он приходил к ней, меняя тела — в каждом прикосновения к ней чувствовались немного иначе, чем в предыдущем, и всегда — как вслепую. Иногда Лавеллан влекла его в постель, и Имшаэль не видел смысла отказывать ей.

Ему было куда сложнее удержаться от соблазна шепнуть что-нибудь мальчику-в-неправильном-теле, или командору-ищущему-искупления, или леди-рыцарю-боящейся-разочароваться, чем раздвинуть узкие бедра и приласкать девчонку языком, мужским или женским.

«Ты честный», — сказала Лавеллан. — «Мне нравится это».

«Мне бы хотелось наконец оставить вас всех в покое», — однажды сказал Имшаэль.
запись создана: 14.01.2017 в 19:12

@темы: трупные ОСы, канон, фанон и арканон, гет, джен и другие грехи человечества, вы этого просили, Сут - графоман, Имшаэль/фем!Лавеллан, Голоса Нерата/фем!Вершительница, Tyranny, Pillars of eternity, Dragon Age

URL
Комментарии
2017-01-14 в 19:26 

Veldrin Mith
/преклоняя колени перед Сут, Вершительницей судеб героев ее фиков/
Клянусь Кайрос, этот твой фик утолил мою жажду по прекрасному с силой божественного откровения. Филины взвились и унесли в верхнии слои атмосферы. От и до - все прекрасно: и имя ОСа, и игра в кости на перепих, и неслабая уверенность Оспы в том, что пришел ему каюк. Атмосфера Хора передана на все сто без потерь))
А сам пейринг - просто душесжирающая няшнота по тому, как прописан. "Девка" блин. У меня на самом деле есть любовь к тем моментам, когда крутые как яйцо герои переданы глазами постороннего, который не в курсах - какой-нибудь маленький дроу Фарлонг или такой же хрупкий молоденький Довакин хддд
И то, как ты несколькими штрихами прописала пейринг. Голая коленка и то, что Голоса без доспеха в дымном образе. И все. Милота.

Спасибо!!! :heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart:

2017-01-14 в 19:51 

Лиэс.
Suck my fireball!
:lol: восхитительные ублюдки, господи. Прямо как рядом побывал.

Спасибо *_____*

2017-01-15 в 21:37 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Veldrin Mith, /заворачивается в отзыв как в одеяло/
спасибище огромное :heart::heart::heart::heart:
все девки и голоса счастливы и поглажены!

Лиэс., пожаааалуйста :З

URL
2017-01-16 в 15:20 

Rena Sobokuna
Улыбайтесь чаще, и чаща улыбнётся вам в ответ. ©
/пришёл, прочитал и умер/
Я даже не знаю, как и что сказать, ибо это прекрасно. :lol: Спасибищие. *___* :heart::heart::heart:

2017-01-16 в 15:25 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Rena Sobokuna, не волнуйтесь, мы вас оживим и рекрутируем в алый хор :-D
спасибо ♡♡♡♡

URL
2017-01-18 в 09:38 

Лиэс.
Suck my fireball!
ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА
Какой Нерат. КАКОЙ.
*умер от восхищения*
:heart::heart::heart:

2017-01-18 в 09:43 

edelweisse
Проще поверить, чем понять.
Очень круто, ооочень! :heart:

2017-01-18 в 12:38 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Лиэс., вы же понимаете, я не дам вам умереть :з мы в вас весьма заинтересованы
спасибо ♡

edelweisse, ой, здравствуйте и спасибо! :heart:

URL
2017-01-18 в 13:46 

Кротик мой любимый
Погнали, нефалемы!
:heart::heart::heart:

2017-01-18 в 16:55 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
URL
2017-01-18 в 17:48 

Rena Sobokuna
Улыбайтесь чаще, и чаща улыбнётся вам в ответ. ©
Да вы... Да я... Да вы... АААААААААААААААААААААААААААА!!!!
/снова умерла/
Слов нет, одни эмоции! :heart::heart::heart:

2017-01-18 в 18:03 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Rena Sobokuna, ДА МЫ
спасибо большое)
и вообще, я о вас слышала от йаррис) вы обо мне тоже вероятно слышали в да-фандоме, но вряд ли что-то хорошее х)

URL
2017-01-18 в 18:17 

Rena Sobokuna
Улыбайтесь чаще, и чаща улыбнётся вам в ответ. ©
слава цареубийце, КОВАРНЫЕ ВЫ
Вам спасибо. :heart:
Когда я читаю, что кто-то обо мне слышал, во мне включается параноик, ибо чёрт знает, что могли слышать. :lol: Хотя от Йаррис вряд ли что-то плохое. Ну, я надеюсь. хд
А в ДА-фандоме услышать можно про всех. И чаще плохое, чем хорошее. х) Предпочитаю судить о людях по собственному впечатлению. :3

2017-01-18 в 18:22 

Rena Sobokuna
Улыбайтесь чаще, и чаща улыбнётся вам в ответ. ©
Случайно пойманная блошка

2017-01-18 в 18:23 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Rena Sobokuna, будем знакомы :З
спасибо.)

URL
2017-01-18 в 18:31 

Rena Sobokuna
Улыбайтесь чаще, и чаща улыбнётся вам в ответ. ©
2017-01-18 в 20:36 

Veldrin Mith
слава цареубийце,
нет зрелища прекраснее на свете, чем Голоса Нерата в состоянии. близком к истерике.)
:heart::heart::heart::heart:
непривычно ему переживать за кого-то (даже если он этого кого-то считает своей козырной картой)
а Белоручка - баба и впрямь на редкость храбрая: Оспа вон предпочитал в шатер начальства не соваться. ей повезло, что Вершительница не пришла а ля Баки - без ручки. пришлось бы имя менять.
ты как всегда пишешь истории ОСов так, что пронимает до печенок

Теперь Вершительница ходит разноглазая?)
Или для эстетики ей оба глазика поменяли?

2017-01-18 в 22:40 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Rena Sobokuna, :dance2:

Veldrin Mith, о мой бог, спасибо! :heart:
мне было неожиданно интересно писать о тех, кого не было в игре, но кто мог бы быть :з настолько, что не хотелось с ними расставаться
у вершительницы теперь разные глаза.)
:heart::heart::heart::heart:

URL
2017-01-19 в 21:39 

Veldrin Mith
слава цареубийце,
Тунон складывает их, как камешки на чашу весов; скоро они перевешивают то, что в официальных законах называется «презумпцией невиновности» -
тот момент, когда красота сравнения перевела весь фик для меня в область того, что смотрят и в чем живут, из просто текста.
Читать ЭТО было по-настоящему упоительно. Иллюзия полного погружения.

Бледен Марк здесь, имхо, пошел за Нератом не столько из справедливости, сколько из ревности/зависти/собственничества/желания защитить этого юного Вершителя, в котором он увидел себя.))
Уж очень красноречиво описывались его наблюдения)

Еще тут полная свобода домыслов, что же на самом деле думает "мальчик". Обожаю тебя.
В первом прочтении я представил, что Вершитель играл на суде роль, а вообще исход его весьма порадует.
Во втором - решил: ну почему же? может, все его эмоции настоящие, и он желал Голосам предстать перед правосудием? и желал удачи Бледену? может, он к тому даже был привязан?

:heart::heart::heart:
на сегодняшний момент это мой любимый фик в фэндоме)
хочу миди

2017-01-19 в 22:55 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Veldrin Mith, омойбог, обмазываюсь твоим коментом :heart:

сколько из ревности/зависти/собственничества/желания защитить этого юного Вершителя
вот бы было так!!

В первом прочтении я представил, что Вершитель играл на суде роль, а вообще исход его весьма порадует.
Во втором - решил: ну почему же? может, все его эмоции настоящие, и он желал Голосам предстать перед правосудием? и желал удачи Бледену? может, он к тому даже был привязан?

теперь и я не знаю, что из этого правда :-D

на сегодняшний момент это мой любимый фик в фэндоме)
:buh:

URL
2017-01-26 в 23:39 

Rena Sobokuna
Улыбайтесь чаще, и чаща улыбнётся вам в ответ. ©
АААААААААААААААААААА
СУТ
ТЫ МОЙ СВЕТОЧ ВО ТЬМЕ ТРЕКЛЯТОЙ СЕССИИ И ПРОБЛЕМ
Это так прекрасно, что я прямо из пепла программирования восстала только для того, чтобы снова сгореть после прочтения. А потом снова восстать. Перечитать. И снова сгореть.
:heart:_____:heart:
блошка

2017-01-26 в 23:45 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Rena Sobokuna, ТЫ МОЙ СВЕТОЧ ВО ТЬМЕ
ДОЗОРНЫЙ НА СТЕНЕ
:heart::heart::heart::heart:
спасибо огромное, твои слова — как все сокровища мира

URL
2017-01-27 в 00:04 

Rena Sobokuna
Улыбайтесь чаще, и чаща улыбнётся вам в ответ. ©
ДОЗОРНЫЙ НА СТЕНЕ
ТОЧНО
А ЗА СТЕНОЙ - ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ НЕРВНЫЙ СРЫВ И ДЕПРЕССИЯ
Так что ты - героическая личность!
:squeeze::heart:

2017-01-27 в 02:47 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Rena Sobokuna, /патрулирует стену, охраняя рену/

URL
2017-01-27 в 06:32 

Лиэс.
Suck my fireball!
*молча лег и СГОРЕЛ К ЧЕРТЯМ СОБАЧЬИМ ВЕСЬ ДОТЛА*

2017-01-27 в 18:22 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
URL
2017-01-27 в 18:22 

Лиэс.
Suck my fireball!
слава цареубийце, тут нужен горящий петух из скайпа :crazylove:

2017-03-18 в 16:11 

Veldrin Mith
слава цареубийце,
Ох, каааак я люблю твои фики про имшаэля... :heart::heart::heart:
Перечитал. Кончил.
Я никогда и нигде еще не встречал такого Имшаэля. Он у тебя несчастный, внезапно честный, да, искореженный внутри - и такая честность его единственная и высшая степень любви, на которую он способен. Любовь у всех разная. Их деловое сотрудничество, соития и нежелание что одного, что другой - уйти, - тоже любовь, но в твоем фике она по нарастающей изображена... его признание - это край.
А секс в разных телах - это кинк, и то, как ты его описываешь - мммм.
Тот абзац, где ты заканчиваешь тем, что Имшаэль привык к ней приходить - от него меня тоже прошибло сладкой дрожью.

2017-03-18 в 16:35 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Лиэс., горящий петух как символ фандома :lol:

Veldrin Mith, :shame:
спасииибо :heart::heart::heart::heart:
я просто считаю, что имшаэль должен страдать :rolleyes:

URL
2017-03-22 в 22:31 

Veldrin Mith
pillars of eternity, м!хранитель, эдер|алот, ust для Veldrin Mith
Не помню уже, комментировал я этот драббл или нет в посте с фестом, если нет, исправляюсь сейчас.
Скажу честно, я представлял все это иначе, когда оставлял заявку)))
Но вышло даже лучше.
У тебя получилась зарисовка из жизни - пара дней, от которых в обе стороны временного потока идут нити жизни героев. Остается непонятным - и весьма интригующим - как нанимательница и богоподобный встретились и что вообще привело к такому, избранному ими, способу устроить свидание. Остается неясным, хватит ли Алоту храбрости что-нибудь предпринять... И чем вообще путешествие обернется для их группы.
В общем, для одного драббла очень много персонажей) Но не в ущерб ему. Потому что очень живые детали - как та, что они спали под телегой, пожертвовав утепляющим материалом для дежурного. Я, ей-богу, не сообразил бы, что было бы так - практичнее и т.д.
Юст тут ушел на задний план, я реально получал удовольствие от сюжета и героев, и описаний.
Спасибо!

2017-03-22 в 22:41 

темная сестренка
Душою, Господи, я зол. Сжигает огонь греховный тело. Море, что я вместил в себе, утратило свой берег.
Veldrin Mith, Не помню уже, комментировал я этот драббл или нет в посте с фестом
неа
благодарствую

URL
   

Массаракш

главная